В оппозиции
02 июня 2020 г.
Паровозик в детской
23 ОКТЯБРЯ 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

ИТАР-ТАСС

Нервная полемика, вспыхнувшая в нашей разнообразно-либеральной среде после недавних заявлений Навального и Ходорковского по крымскому вопросу, в очередной раз выявила нашу уникальную способность устраивать большие разборки в углу детской комнаты из-за игрушечного паровозика.

Ситуация, что и говорить, серьезная. Про Лешу Навального мы уже подозревали нехорошее и знали, что он националистическая бяка. А вот Миша Ходорковский, за которого мы много лет заступались как за хорошего демократического мальчика, не оправдал нашего либерального доверия и оказался в плохой империалистической компании.

Стыдно, Миша, стыдно, Леша! — говорим мы им и заявляем о своей принципиальной позиции: не садиться какать с этими плохими ребятами на одной полянке.

Тем временем за пределами нашей детской идет давно налаженная взрослая жизнь. Там рулит директор интерната, старый чекист, давно приватизировавший всё это аж до линии горизонта, там гуляют по буфету его бывалые кореша-завхозы с шубохранилищами и обслугой...

В обслугу входят мордовороты, следящие за тем, чтобы мы не выходили из детской.

Мы их всех, конечно, не любим, но настоящий темперамент прорезается в нас только в углу на коврике, в борьбе за наш игрушечный паровозик. Тут мы совершенно беспощадны.

Дорогие мои товарищи по несчастью! Последователи Гриши, сторонники Кости, любители Бори и друзья Гарика, разочаровавшиеся в Мише и недовольные Лешей… Нас тут, на круг — десятки миллионов людей. Взрослых, если верить паспортным данным. По преимуществу, довольно начитанных и с высшим образованием… Мы давно и наглухо отрезаны от какого бы то ни было участия в принятии решений в нашей стране, захваченной старым чекистом и его мордоворотами, и знаете: этот общий знаменатель кажется мне гораздо более существенным, чем все остальное.

Наши расхождения по крымскому и многим другим вопросам очень серьезны — и были бы крайне важны, если бы участники дискуссии находились в парламенте и правительстве (или могли реально претендовать на это), а сама дискуссия происходила бы в прайм-тайм на телевидении, как это бывает в свободных странах.

Но наши идеологические бои, если вы заметили, происходят на краешке местной паутины — бои между людьми, выгнанными вон из своей страны, и людьми, сидящими под домашним арестом, — при участии группы тихих либералов, которым хамоватые дяди, решающие судьбы Родины, Христа ради разрешили переползти пятипроцентный барьер на муниципальных выборах и посидеть в уголку среди взрослых. (А могли бы и бритвой по глазам — о чем тихие либералы очень хорошо помнят.)

При этом общем ничтожном статусе все наши расхождения не стоят, на мой взгляд, выеденного яйца. И единственное, что имеет значение в настоящий момент — это наша способность выйти из детской и настоять на том, что мы взрослые свободные люди. Только это.

Сделать это можно — только всем вместе, не отвлекаясь на столь важные отличия между Мишей, Гришей и Лешей.

Для начала, как мне кажется, стоит попробовать вести себя не на уровне детского сада.

А отдаст ли мальчик Миша Крым или не отдаст — это, конечно, жутко интересно (как и судьба паровозика), но я бы не концентрировался на этом вопросе так сильно.


Фото MAXIM SHIPENKOV / ЕРА / ТАСС












  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.