Итоги года
25 сентября 2022 г.
Итоги - 2021. Россия – Украина – США: ультиматум или запрос?
5 ЯНВАРЯ 2022, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН



Проблема России, влияющая на принятие как стратегических, так и в определенной степени тактических внешнеполитических решений, в том числе и по украинскому вопросу, заключается в разрыве между официальными приоритетами и общественными настроениями, который будет усиливаться в связи со сменой поколений. И ситуация в российском обществе отличается как от Востока, так и от Запада.

В Китае и Индии очевиден взлет национализма, оформившийся, соответственно, при Си Цзиньпине (правит с 2012 года, в следующем году намерен идти на третий срок) и Нарендре Моди (премьер-министр с 2014 года, следующие выборы в 2024 году). Основой национализма в этих странах является экономический рост, в числе бенефициаров которого – образованная молодежь, ориентированная на ценности самореализации и при этом укрепление позиций своей страны в мире. Соответственно, у обеих стран сейчас «век национализмов» с потенциалом столкновения в будущем (с учетом непростых пограничных проблем – последняя вспышка противоречий была год назад – и связей Китая с Пакистаном).

В США, наоборот, молодые поколения более активно поддерживают демократов с их идеями либеральной демократии и «зеленой» экономики (притом, что реальная экономическая политика администрации Джо Байдена может быть более сложной, учитывающей и интересы «синих воротничков»). Республиканцы получают шанс на победу на президентских выборах в значительной мере за счет особенностей избирательной системы, дающей преимущество «красным» штатам из глубинки (но и там происходят подвижки). Продвижение глобальной демократической повестки за пределы США будет продолжаться – примером является только что прошедший Саммит за демократию (опять-таки, при всех элементах реалполитик, побудивших не отталкивать в сторону Китая Филиппины и Пакистан).

Что касается России, то ее общество находится в состоянии усталости. Оно было изрядно разочаровано в демократии, с которой знакомо по версии 1990-х годов. В то же время признание значимости демократических ценностей сейчас растет: Левада-центр (признан иностранным агентом в РФ) отмечает рост значимости для россиян свободы слова (с 34% в 2017-м до 61% в 2021-м) и справедливого суда (соответственно, с 50 до 62%).

В то же время увеличивается индифферентность к проблемам внешней политики и самоутверждения России в мире. Опрос ВЦИОМ показывает, что негативно окрашенные характеристики Украине как стране дает 21% респондентов. Только 11% считают, что украинцы – это народ, враждебно настроенный к россиянам (такая точка зрения преобладает у представителей старшего поколения, но даже в этой среде она не доминирует). Внимательно следит за политическими событиями, связанными с Украиной, 21% опрошенных. В основном это также люди старше 60 лет (42%) и 45–59 лет (23%). В более молодых когортах идет сильный спад (от 4 до 9%).

Таким образом, идеи самоутверждения в России не основаны на экономическом базисе или связанной с ним вертикальной мобильности. Они обусловлены уходящим фактором – ностальгией по СССР, которая подогревается все менее эффективным телевидением. Эмоциональный «крымский» взлет 2014–2015 годов уже позади. Для молодых поколений (а это уже примерно до 40 лет) Украина является заграницей, а не временно отделившейся республикой. В то же время и запрос на демократию носит довольно неопределенный характер с немалой долей скепсиса по поводу реализуемости и не сопровождается желанием бороться за эту демократию. Люди не хотят сталкиваться с государством – они стремятся жить (или выживать) частной жизнью.

В украинском вопросе время работает не на Россию, если посмотреть на настроения и общества Украины. Опрос КМИС, проведенный в ноябре 2021 года, показал, что партия Порошенко опережает партию Зеленского (17 к 15%) и – что еще важнее – виртуальный партийный проект Разумкова теснит пророссийскую ОПЗЖ (у первой почти 10%, у второй – 9%) и поднимается связанная с Ахметовым партия «Наши» Мураева (5%), у которого непростые отношения с Россией (в 2018 году против него были введены санкции). Таким образом юго-восточный электорат ищет альтернативы, не столь связанные с Россией. Представление о том, что свое слово (и не только в Украине) скажет «народ», который противостоит прозападным элитам и националистам, существовало с 1990-х годов – сейчас оно потеряло актуальность (особенно после прошлогодних протестов в Минске).

Надежды на распад Украины либо как минимум новый украинский Майдан не оправдались. Активная европейски ориентированная часть украинского общества, выходившая на предыдущий Майдан, не собирается идти на дестабилизацию ситуации. Она ее полностью не устраивает (много вполне понятных разочарований), но хаос, ставящий крест на мечте о Европе, для нее еще хуже. Тем более что эта часть общества принадлежит по большей части к среднему классу, который не хочет новых революций. Пророссийские активисты Антимайдана сейчас в основном вытеснены в ДНР-ЛНР и Россию (и с самого начала Антимайдан был слабее Майдана). Элиты напуганы опытом «республик» и готовы на все, лишь бы нечто подобное не произошло на территориях их влияния.

Были надежды на договоренности с Дональдом Трампом на его втором президентском сроке, когда самостоятельность президента могла бы вырасти за счет обновленной легитимности. Тогда Трамп предпринял бы реальные шаги по ослаблению НАТО, в обременительности которой для Америки он уверен. И договориться с Москвой по Украине, интересовавшей его только в контексте американской внутренней политики (обвинений в отношении сына Джо Байдена). Но всего этого не произошло – Байден относится к Украине всерьез, в том числе расширяя военно-техническое сотрудничество, вызывающее особое неприятие со стороны России. Фактически речь идет о максимальном сближении Украины с НАТО без формального вступления.

В этой ситуации российская власть ставит целью форсировать события с тем, чтобы добиться от США уступок «здесь и сейчас». Своим декабрьским «ультиматумом» (а, точнее, комплексной, предельно жесткой публичной запросной позицией) она добилась комплексных же переговоров, которые должны начаться в январе на нескольких треках (Россия – США, Россия – НАТО, диалог на площадке ОБСЕ, Россия – Германия). Готовить ключевые, российско-американские, переговоры будет Юрий Ушаков и Джейк Салливан – то есть со стороны России сменился переговорщик, раньше эту функцию выполнял Николай Патрушев. Похоже, что функцией Патрушева как известного сторонника жесткой линии было обеспечение общих интересов России, тогда как американист Ушаков, почти десять лет проработавший послом в Вашингтоне, может в рамках этих же интересов (их понимание в Москве не изменилось) вести переговоры о конкретных формулировках. С Путиным Ушаков работает еще с 2008 года, когда Путин перешел на пост премьера, а его помощник по внешней политике Сергей Приходько остался в Кремле с Дмитрием Медведевым.

Проблема в понимании компромиссов. Российская сторона исходит из того, что она (в виде и СССР, и России) уже совершила множество уступок, начиная с роспуска Варшавского договора и заканчивая отказом от проекта Новороссии в 2014 году. И теперь должен уступать Запад – в формате некоей «финляндизации» Украины (а заодно и Грузии). Понятно, что при такой вводной договориться существенно сложнее. В любом случае, это не новая Ялта (такой вариант уже проехали из-за его изначальной нереалистичности), а стремление обеспечить гарантии неприкосновенности России, причем в мире, где у нее нет союзников.

У Китая союзников нет по определению (и Россия стремится выстроить баланс – в наступающем году ожидается визит Путина в Китай, а в 2021-м он посетил Индию), а Лукашенко хотя сейчас и лишен свободы маневра, но все равно воспринимается в Москве как ненадежный партнер из-за многолетней сложной истории отношений. Армения участвовала в байденовском Саммите за демократию, Киргизия покупает «Байрактары», а Казахстан отстаивает свою многовекторность и трепетно реагирует на любые намеки на актуализацию в России территориального вопроса на любом уровне (вспомним, как год назад в Астане реагировали на высказывания Вячеслава Никонова о том, что территория Казахстана – это большой подарок со стороны России и Советского Союза).

При этом демобилизация российского общества имеет и не столь очевидную оборотную сторону – договоренность с США относительно части требований России (отказа размещения ракет, сворачивания учений и др.) будет воспринята обществом положительно – для одних они станут явным успехом, другие вздохнут «лишь бы не было войны». Разочарования типа «как же так – не взяли Киев» останутся уделом явного меньшинства.

Если договориться не получится, то может быть игра на обострение – как размещение российских ракет в чувствительных для США и НАТО зонах, так и вариант, при котором «судьбу Донбасса будет решать народ Донбасса» (то есть по абхазско-югоосетинскому сценарию с официальным признанием). Проблемы этих вариантов в том, что напряженность и нестабильность в этом случае не только сохранятся, но и усилятся. Можно ли совершенно исключить срыв в жесткую конфронтацию, включая силовой сценарий? В условиях сильнейшего недоверия и «балансирования на грани» полностью исключать крайние варианты было бы некорректно, но все же не стоит гипертрофировать страхи, которых много в современном мире.


Фото: Facebook.com/pixabay.com/коллаж ЕЖ
.












  • Максим Блант: Если суммировать итоги года, то самый неожиданный итог состоит в том, что коронавирус не закончился.

  • «Московский комсомолец»: Враг снаружи, и мы отлично подходим на его роль…

  • Глеб Яровой: Я думаю, это план на 2022 год (ну точно не позднее марта 2024 г.) - лишать гражданства за политические вщгляды. Можно даже автоматизировать процесс...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги-2021. Аресты, аресты, аресты — и ликвидации
11 ЯНВАРЯ 2022 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год никак нельзя назвать скучным, события развивались динамично, правда, не в очень оптимистичном направлении. И на этот раз не только для независимых журналистов и оппозиционных политиков, но и для российских элит. Арест после неудавшегося побега Марины Раковой, вице-президента Сбербанка, бывшей замминистра просвещения, а затем и задержание ее мужа, разлученные с родителями маленькие дети — это новый уровень жестокости власти против своих же.
Итоги - 2021. Быть от России независимым либо дружественным. Вот в чем вопрос
9 ЯНВАРЯ 2022 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Начать надо за здравие, а за упокой, как водится, потом. Так вот, 2021-й, впрочем, как и 2020-й, был для постсоветского пространства, хотя бы для одной его части, ошеломительно удачен. Конечно, я имею в виду Туркмению. Только туда, в этот Аллахом спасаемый уголок мирового пространства, как нам сообщают, вот уже второй год, благодаря отчаянным пассам местного Аркадага (Покровителя по-туркменски), никакой штамм вражеского ковида так ни разу не залетел. Мы привыкли с жалостью относиться к городским сумасшедшим, может показаться, что и к мировому сумасшедшему так тоже можно. Но тут другое, этот людей травит и мучает уже 15 лет, а миру все нипочем…
Итоги 2021. Итоги окаянного года
9 ЯНВАРЯ 2022 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Радикальная зачистка страны: Навальный в тюрьме, его штабы и «Открытая Россия» МБХ ликвидированы, оба «Мемориала» уничтожены, «Яблоко» самоубилось, выборов больше нет. Кремль грозит войной и предлагает Западу капитулировать. Это все – подготовка. К чему? Ответ дает понимание того, к какому агрегатному состоянию вещества относится В.В. Путин. 2021 год – легкая добыча для подведения итогов. Все очевидно. Худший год для нормальных людей, год триумфа для подонков. Попробуем заглянуть за фасад этой очевидности и понять, что за процессы идут во власти и в обществе и к чему Путин готовит Россию. Об этом и о главном выводе, который можно извлечь из событий этого года, я скажу в конце.
Уроки 2021. «Не надо думать! С нами тот, кто все за нас решит»
8 ЯНВАРЯ 2022 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Что принес нам 2021 год? Обычно авторы пишут об инфляции, о падении жизненного уровня простых граждан. О том, что историческая память народа власть предержащими целенаправленно уродуется и искажается. Из страны выдавлены миллионы критически мыслящих. Зато в редакциях российских СМИ музыку заказывают приспособленцы и негодяи. Многие наши сограждане уже пребывают в страхе и боятся выказывать свое отношение к авторитарной власти, к произволу силовиков и противоправным приговорам российских судов. Все это так, хотя, объективно, уровень доверия россиян к авторитарной власти упал и продолжает снижаться. В России неизбежно наступит время радикальных перемен.
Итоги-2021. Нисхождение во мрак
7 ЯНВАРЯ 2022 // ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО
Ничто явленное однажды не исчезает из мира. Это наглядно видно в России на событиях последнего времени. Уровень насилия, произвола и абсурдности происходящего в нашем социуме во многом напоминает обстановку позднесоветских лет. Налицо, впрочем, лишь сходство в атмосфере, в некоторых методах подавления инакомыслия. Нет в стране царящей коммунистической Идеологии с ее всепроницаемым цинизмом, превращавшим общество в царство мертвых. Однако когда умные головы говорят нынче, что мрак, обрушившийся на российское общество, достиг предела и вот-вот рассеется, они явно выдают желаемое за реальность.
Итоги - 2021. Интервью с собой
6 ЯНВАРЯ 2022 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Иногда на острые ответы решается только внутреннее «я».– Давайте о традиционном. Так каковы итоги? – Положим, про итоги все и так догадываются. Но я вам скажу такую вещь: в середине 90-х я спорил со своим товарищем, который прямо входил в самое горнило российской власти, причем не просто входил, а со своей идеей строительства нового государства. Я не хочу сейчас называть его фамилию, но только чтобы не переключать внимание на личность. Главное, о чем был спор. На мой взгляд, и я ему об этом говорил, уже тогда началось скольжение от высокой планки ожиданий, порожденных антикоммунистическим переворотом августа 1991 года, куда-то вниз. И в принципе все с этим наблюдением соглашались...
Итоги-2021. Что было, что будет и чем сердце успокоится?
4 ЯНВАРЯ 2022 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ? Ничем не успокоится. Впереди у нас испытания, сравнимые с Великой отечественной, предотвратить их мы не можем. Но мы можем пройти их достойно, сохранив самоуважение и внутреннюю свободу. Если это нам удастся, то после того, как все рухнет — а никто не знает, когда это произойдет, но точно произойдет в обозримом будущем, — есть шанс построить новую страну. Или, точнее, вернуться на тот магистральный путь человеческого развития, с которого нас столкнули в 1917-м, а потом еще раз в нулевые. Если у кого есть возможность заказать другого Деда Мороза, буду очень признателен. С Новым Годом!        
Итоги-2021. Взлетаем в пропасть
3 ЯНВАРЯ 2022 // АНТОН ОРЕХЪ
Обычно под конец года не только подводят итоги – веселые и не очень, – но и выражают надежду на лучшее, на приятные новости, на то, что плохое уйдет, а хорошее наступит. Я тоже так делаю обычно. Но не в этот раз. Нет ни капли оптимизма и ни одной позитивной мысли в преддверии наступающего 2022 года.   Уходящий год простился с нами ликвидацией «Мемориала». В том, что его ликвидируют, у меня не было ни малейших сомнений. Когда Путин достал на СПЧ справочку, что среди миллионов имен реальных жертв репрессий в списки «Мемориала» попали (по ошибке, которая к тому моменту уже была исправлена!) три пособника нацистов – стало всё ясно.
Итоги-2021. Отделение для буйных
2 ЯНВАРЯ 2022 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Может быть, когда-нибудь и даже скоро мы будем вспоминать уходящий 2021 год с грустной ностальгией: как-никак войны нет, быт все ещё буднично стабилен. Но сейчас прощаемся с ним совершенно без сожалений. Ничего хорошего не вспомню. Пандемия началась раньше, но как-то укрепилась. Вроде бы и репрессии не сейчас начались, но стали более массовыми и какими-то уже нездорово привычными. Что точно изменилось – это стилистика режима, по-видимому, он достиг молочно-восковой спелости. Исчезло ощущение стыда, на все стало плевать, и внутри, и вовне – гори все ясным пламенем.
Итоги-2021. Утешимся «столичной»
1 ЯНВАРЯ 2022 // НИКИТА КРИВОШЕИН
До середины 70-х мои покойные родители жили в бывшем СССР, моя мама написала книгу «Четыре трети нашей жизни» и 31 декабря неизменно изрекала: «Мы живём в стране, где ничего не происходит». Даже баритоновые поздравления голосом придворного Левитана, от которого вздрагивала вся страна, один к одному повторялись, только номер года неспешно увеличивался. Потом  в 1991 году — квазиядерный взрыв событийности — как бы вечное государство рабочих и крестьян, ставшее с годами «общенародным», почти бескровно исчезло (жутко представить более чем возможное массовое сведение счетов и возмездие за четыре поколения самогеноцида). Но, к сожалению, не было суда над преступлениями коммунизма: ГУЛАГ, уничтожение церкви, терроризм в отношении собственного народа, высылки, аресты и расстрелы всех слоев населения во всех республиках…