В оппозиции
13 июля 2020 г.
Следственный комитет готовит новый политический процесс

ТАСС

По подозрению в крупном и особо крупном мошенничестве Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении организаторов фестиваля «Книги в парках», ежегодно проходящего в Москве. Правоохранители возлагают вину на руководителя ЗАО «БЮРО17» Александрину Маркво и ее водителя Андрея Мыльникова. Маркво — гражданская жена Владимира Ашуркова, одного из соратников оппозиционера Алексея Навального. В СК подозревают, что при заключении госконтрактов со столичными властями Маркво предоставляла ложные сведения о понесенных затратах, в результате чего деньги, выделяемые из бюджета города, могли пойти на финансирование оппозиции.

В Следственном комитете даже не слишком скрывают политический характера дела, в которое вовлечены известные литераторы и актеры. Там всячески подчеркивают, что в организованных Маркво мероприятиях принимали участие писатели и представители творческой интеллигенции, которые почему-то все оказались членами оппозиционных организаций — Координационного совета оппозиции и Лиги избирателей. В их числе писатели Дмитрий Быков, Лев Рубинштейн, Виктор Шендерович, Борис Акунин, телеведущие Михаил Шац и Татьяна Лазарева.

Перспективы следственного дела «Ежедневному журналу» комментирует искусствовед и журналист Анатолий ГОЛУБОВСКИЙ:

Речь идёт о попытке «накачать» определённым содержанием представления общества о том, кто такой Навальный и что собой представляет его деятельность. Это попытка его демонизировать. Навальный наживается на иностранном бизнесе в России, кроме того, его щупальца дотянулись уже до самого Кремля, где принимаются решения о финансировании каких-то проектов, а на самом деле деньги идут на финансирование его кампании. Именно это — задача, которая решается в рамках начатого уголовного дела. Всё-таки, когда из Следственного комитета сразу после последнего слова Навального на суде происходит утечка о возбуждении уголовного дела, по которому раньше были только проверки, понятно, что мы видим кусочек информационной войны.

Заодно можно очистить власть от людей, которые, с точки зрения правящей группировки, довели страну до нынешнего раздрызганного состояния. Конкретно это дело может привести к серьёзному наезду на московскую культурную политику. Потому что очень скоро будут приняты Основы государственной культурной политики, и попытка криминализировать «Книги в парках» и вообще всю парково-хипстерскую активность может быть связана с тем, что культурная политика у нас должна быть одна. Не отдельно Мединского и отдельно Капкова, а одна. Соответственно и все люди, которые связаны с выделением грантов, такие как Сеславинский и Григорьев, могут столкнуться с тем, что срок их пребывания на важных постах подходит к концу. Литераторов при этом пытаются развести на скандал: вот, дескать, им выписывались какие-то деньги, а получал их Навальный и его предвыборной штаб. При этом любому нормальному человеку понятно, что в проекте «Книги в парках» легко могли участвовать совсем не эти авторы, а какие-то совершенно другие. Да и участвуют: в разные годы свои произведения на встречах читали и Татьяна Толстая, и Эдуард Тополь, и Михаил Веллер, и еще десятки людей.

Попавшие под следствие авторы, несмотря на свою известность, не являются «неприкасаемыми». Например, Льва Рубинштейна уже задерживали 7 мая, когда по Москве ехал кортеж Путина. Администрация президента и Следственный комитет думают только о публичном эффекте своих действий, сами люди им глубоко безразличны. А если сейчас будут всерьёз закручивать гайки, то никаких «неприкасаемых» вообще не будет. Однако по нынешнему делу писатели могут проходить только в качестве свидетелей, потому что на них нет вообще ничего. Им сейчас ничто не угрожает.



На фото: Россия. Москва. 10 декабря. Писатель Виктор Шендерович у здания СК РФ, куда он был вызван для официальной беседы в связи с расследованием хищения средств при организации фестиваля "Книги в парках". Сергей Савостьянов/ТАСС












  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.