В оппозиции
09 июля 2020 г.
Свобода Александра Рыклина
16 ДЕКАБРЯ 2015, ГЕОРГИЙ САТАРОВ



Я хочу, прежде всего, чтобы вы поставили себя на Сашино место. Вот он привычно идет по тротуару, контролируя, чтобы не было никаких эксцессов при моей доставке в автозак. Он идет не раздетый догола, он не выкрикивает никаких непристойностей про Путина, на нем не висит очередной гнусный плакат с клеветой на родную власть. И в этот момент сзади его плотно берут под руки двое в бронежилетах и, ни слова не говоря, конвоируют до входа в авто. Саша недоуменно спрашивает: «А меня-то за что!?». Нет ответа. В отделении он прогнозирует, что ему пришьют 30 дней узилища. Так. Но через полчаса его не менее настойчиво почти выносят из отделения. Кто-то, наверное, видел эти кадры с его недоуменным лицом.

Ну, хорошо. Некоторое время спустя он узнает, что после его неожиданного освобождения начался крупный скандал московских больших начальников в отделении: почему отпустили Сатарова и Рыклина!? На следующий день он узнает, что уже в розыске и вся московская милиция заряжена на его обнаружение и задержание. Его находит целая орава гаишников, его доставляют в то же узилище, а по пути он узнает от Вадима Прохорова, что объявление в розыск — признак возбуждения уголовного дела. Параллельно выясняется, что тот протокол, который он хаял в отделении как насквозь фальшивый (что соответствовало природе вещей), исчез.

Ну, ладно. Началось судебное заседание. Бред, которого никто никогда не видел. Даже интеллигентнейший Сергей Шаров-Делоне не выдержал и намекнул, что знаком с ненормативной лексикой. Судья отклонила семь ходатайств защиты, включая всех свидетелей, и быстро ушла. Вернулась она тоже быстро и, глядя в стол, как выражается Навальный, почти беззвучно признала подсудимого виновным с уплатой штрафа в 1000 рублей. Саша на свободе. Представили? Контрастный душ с постоянной сменой кипятка и ледяной воды. Вот что происходило с главным редактором «ЕЖа».



Теперь дополнительные нюансы. Начало заседания было задержано на три с половиной часа. За это время назначенный судья Иванов, славный закрытием «ЕЖа», был заменен судьей Ореховой, еще более знаменитой своей лютостью. В зал заседаний судебные приставы сносили скамейки, чтобы там могли разместиться все несколько десятков человек, пришедших поддержать Сашу. Вы помните пример такой заботы со стороны нашего суда? К концу заседания выяснилось, что в зале работает бригада НТВ, впрочем — без обязательных опознавательных знаков. К концу заседания коридор и лестницу заполнила толпа амбалов из второго полка, которых офицер инструктировал, как выносить людей по узкой лестнице. Я привел еще не все странные обстоятельства.

Мой вывод: в Тверском суде готовились к гигантской омерзительной провокации с неожиданно жестким приговором, возмущенной реакцией в зале и выносом тел под камеры НТВ (и не только их). Именно поэтому так возмущалась мэрия исчезновением двух жертв — меня и Саши, будучи участником провокации с момента, когда они не предложили альтернативный маршрут. Только в последний момент все было переиграно усилиями другой, неведомой мне, силы. Именно поэтому судья с таким неудовольствием зачитывала продиктованный ей приговор, так противоречащий ее заслуженной репутации. Я уверен также, что мой арест и мгновенный арест Саши был фээсбэшным продолжением комбинации, начатой мэрией. Но меня кто-то отмолил. Спасибо. Думаю, именно этим объясняются беспрецедентные усилия по поимке Саши, чтобы хоть часть провокации удалась. И опять неведомый капитан Немо вмешался. В последний момент. И снова спасибо, и от Саши, и от всех тех, кого не начленовредили несчастные амбалы, которые так стеснялись, когда им говорили в лицо, что они сейчас собираются делать с людьми.

Совершенно очевидно: капитан Немо не всесилен. Не удалась эта провокация — удастся следующая. Провокаторы в панике. Они закусили удила и глаза налились кровью. И все мы должны это понимать. И капитан Немо проиграет, пока он анонимен и не понимает, что его схарчат, когда схарчат нас. И что нужно незамедлительно публично объединяться, иначе всем хана, и стране тоже.

А теперь провокаторам. Вы думаете, мы не узнаем, кто это делает? Узнаем. Расколем всех по цепочке, начиная с услужливых энтэвэшников и их куратора, деловито шаставшего по суду. Не мы узнаем, так те, кто придет за нами. Но это будут очень жесткие ребята, и они с вами церемониться не будут. По одной простой причине — в силу естественного отбора, который вы сами сейчас и ведете. На смену мирным Рыклинам приходят суровые Робеспьеры, и это в лучшем случае. Читайте книжки, едрена вошь, изучайте историю. И еще. Вы правда уверены, что так можно запугать людей? Только распалить, обозлить и довести до нехорошего.

И все это очень серьезно.




Фотографии Ольги Пашковой и Натальи Алексеевой















  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.