В оппозиции
04 июня 2020 г.
Объединение — единственный шанс

ТАСС

Ответ Игорю Яковенко

Уверен, что призыв двадцати четырех достойных людей к лидерам «Яблока» и ПАРНАСа — ключевое политическое событие прошлой недели и останется таковым навсегда. Позитивный ответ на призыв объединиться оставляет нам и стране шанс на более или менее мирный сценарий изменения ситуации в стране. Отрицательный ответ станет началом похорон обеих политических сил.

В этом не было бы большой трагедии, поскольку демонстрация их несостоятельности открыла бы возможность для появления новых демократических лидеров и новых политических движений. В стране уже есть политики, которые не относятся к избирателям как к подручному средству и которые в состоянии ставить общие цели выше задач наращивания личного политического капитала. Но все это было бы возможно лет пять назад, когда инерционное движение режима оставляло время на такое обновление. Сейчас времени не осталось. Режим движется к неизбежному краху с нарастающей скоростью. Когда все это взорвется — непредсказуемо. Но абсолютно очевидно следующее: в стране нет привлекательной и авторитетной политической альтернативы, которая могла бы стать центром притяжения для надежд людей в случае такого взрыва и которая могла бы взять на себя ответственность за возврат России на траекторию строительства демократической государственности. Это открывает простор для веера трагических сценариев, включая распад страны.

Поэтому снисходительная ирония Игоря Яковенко по отношению к драматическому тону обращения, инициированного Людмилой Алексеевой, мягко говоря, неадекватна. Есть простой признак, легко наблюдаемый каждым из нас. Оглянитесь вокруг и припомните, сколько ваших знакомых или не непосредственно знакомых, но известных вам и уважаемых вами людей уехало в последний год, либо не выдержав давления и запугивания, либо просто из страха катастрофы. Без соотнесения с нынешней политической ситуацией и с ее динамикой теряют смысл и любые апелляции к нашей новейшей политической истории, используемые автором.

Тем более само содержание приводимых автором исторических аналогий, мягко говоря, логически небезупречно. Полтекста занимает история всевозможных объединений, предпринимавшихся на правом демократическом фланге (если «Яблоко» считать левым), и описывается отрицательная динамика числа набранных голосов. Но это не доказывает причинно-следственной связи. Она была бы подтверждена, если бы автор показал, как «политика неприсоединения» «Яблока» обеспечила им наращивание поддержки. Но автор обходит это по той причине, что неприсоединение не принесло «Яблоку» успеха. А из этого следует, что рассматриваемая Игорем Яковенко динамика поддержки объясняется другими соображениями, что довольно очевидно.

Обращение к истории требует вообще несколько большей тщательности. Уместной была бы апелляция к историческим примерам объединения в кризисных ситуациях политических сил, идеологически отстоящих друг от друга несопоставимо дальше, чем «Яблоко» и ПАРНАС. Речь идет именно о ситуациях кризисов. Наиболее яркие примеры: формирование движений антифашистского сопротивления во многих европейских странах. И есть не менее яркий контрпример: национал-социалистам в Германии открыла дорогу именно неспособность объединиться немецких коммунистов и социал-демократов. Позволяю себе подобные сравнения, поскольку убежден в том, что через некоторое время историки будут называть переживаемый нами период временем внутренней оккупации нашей страны криминалом. И пишу об этом потому, что идеологические разногласия между «Яблоком» и ПАРНАСом Игорь Яковенко также использует в качество одного из аргументов против объединения.

К этому примыкает попытка убедить читателей, что объединение приведет к потере избирателей, одни из которых не любят Явлинского, а другие — Касьянова. При этом автор умалчивает о втором обращении инициативной группы — к избирателям. А ведь в нем речь идет именно об этой проблеме. Не буду тратить на это пространство своего текста. Просто почитайте внимательно текст в «Новой газете», и вам станет понятно, почему Игорь Александрович проигнорировал его вторую часть.

Не буду сейчас останавливаться на приемах этически сомнительных и аргументах фактически несостоятельных. Мне жалко, что Игорь Александрович, которого я уважаю, прибегает к ним. Но это происходит, как правило, когда приходится защищать позицию сильно уязвимую.

Я пишу этот текст в Нижнем Новгороде. Конечно, я не упустил возможности обсудить обращения, относительно которых мы дискутируем, с представителями обеих партий и с людьми вне партий. Я не нашел никого, кто сомневался бы в необходимости полноценного позитивного ответа на обращение об объединении. А вот сомнения в готовности к этому самих лидеров высказывались. Конгресс интеллигенции открыл на своем сайте сбор подписей в поддержку обращения. Я призываю всех, кто понимает необходимость объединения, поставить свою подпись. Я это уже сделал.



Фото:1. Россия. Москва. 5 июля 2015. Сопредседатель партии РПР-ПАРНАС Михаил Касьянов на съезде партии "Республиканская партия России — Партия народной свободы" (РПР-ПАРНАС). Артем Коротаев/ТАСС
2. Григорий Явлинский на заседании федерального совета партии "Яблоко" в "Научно-методическом центре профсоюза работников АПК".  Денис Вышинский / ТАСС















  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.