Сирия
04 декабря 2020 г.
По сценариям «холодной войны»
3 ОКТЯБРЯ 2016, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Не верьте высоколобым экспертам, как отечественным, так и зарубежным, которые так любят рассуждать о сложности прогнозов в отношении России. На самом деле нет ничего проще. Берешь наихудший сценарий из всех возможных – и, пожалуйста, он довольно быстро реализуется. Две недели назад я написал, что срыв российско-американского соглашения о перемирии в Сирии грозит прямым военным столкновением сил России и США в этой стране. Сегодня такое развитие событий выглядит, увы, более чем вероятным. Представители дипломатических и оборонных ведомств двух главных ядерных государств обмениваются зубодробительными комментариями. Из Вашингтона предупреждают, что продолжение российского участия в наступлении на Алеппо грозит тем, что наша страна начнет получать своих военнослужащих в мешках для трупов, и даже тем, что террористические атаки могут быть предприняты на наши города. В ответ Москва намекает, что пострадать могут американцы, действующие в Сирии. США грозят прекратить при этом всякое сотрудничество с Россией по Сирии, а госсекретарь Джон Керри, беседуя с представителями «сирийской общественности», с прискорбием констатирует: русские его надули (хочется добавить, что не в первый раз). Из Москвы следуют завуалированные угрозы в адрес американских советников, действующих в Сирии. А связанный с Минобороны телеканал «Звезда» уже вполне серьезно оценивает соотношение сил и средств в предстоящей российско-американской войне, подводя к радующему любого патриота выводу, что победа будет за нами…

Вашингтон уверяет, что главная цель соглашения с Россией о перемирии состояла в том, чтобы предотвратить гуманитарную катастрофу в Алеппо, который штурмуют так называемые «правительственные силы», включающие в себя отряды иранских и афганских «добровольцев», силы иранской «Хезболлы» и обескровленные подразделения сирийской армии. Обстрелы тяжелой артиллерией и мощные удары российской авиации теперь  грозят превратить Алеппо в подобие Грозного в 2005-м. Понимая, что репутация лауреата Нобелевской премии мира Барака Обамы зависит теперь от прекращения кровопролития, Москва наращивает свои военные усилия, используя жизни сирийцев в качестве средства давления на Вашингтон.

ТАСС

Единственным средством снизить количество жертв Запад считает введение бесполетной зоны над Сирией. Резолюция, разработанная на сей счет Францией, будет в ближайшее время представлена в Совете безопасности ООН. Однако шансов на ее принятие практически нет. В этой ситуации возрастает вероятность того, что США могут попытаться остановить силы Асада с помощью авиаударов. При том, что Россия оказывает им поддержку с воздуха. Вот и предпосылки для военного столкновения. Возможны и другие варианты. Стремясь ограничить возможности российской авиации, Вашингтон может дать отмашку своим союзникам на поставки комплексов ПВО отрядам оппозиции (впрочем, сегодня американцы не рискуют делать этого, справедливо опасаясь, что ПЗРК сразу же окажутся в руках террористов).

Год назад Россия вступила в войну в Сирии, доказывая, что ее целью является уничтожение террористов из Исламского государства. Неназванной (и главной, на мой взгляд) целью был выход из международной изоляции, вызванной аннексией Крыма и «секретной войной» на Донбассе. При этом Москва, направившая свою авиагруппировку в Сирию, создавала ситуацию, когда американцам ничего не оставалось как вступить в диалог с Россией. И Обама скрепя сердце дважды встречался с Путиным. Похоже, это и можно считать главным успехом российской операции. Президентский пресс-секретарь Дмитрий Песков, впрочем, настаивает: если бы Россия не ввязалась в гражданскую войну в Сирии, в Дамаске уже сидели бы террористы.

Так или иначе, в результате российского вмешательства ситуация приобрела классическую форму «войны по поручению» (proxy war) эпохи «холодной войны». Все это мы видели неоднократно: во Вьетнаме, Афганистане, Никарагуа. Москва и Вашингтон вооружают «своих» клиентов, которые и ведут беспощадную войну друг с другом. Когда же ситуация становится критической, военные советники отодвигают бестолковых туземцев и сами приникают к орудийным прицелам и садятся за штурвалы боевых самолетов. «Сбил тебя наш летчик Ли-Си-Цин», как когда-то пели. Таким образом, наша внешняя политика отчетливо приобретает формы «холодной войны». Той самой, что четверть века назад доконала Советский Союз…

 

Фото: Basem Ayoubi/Zuma\TASS













  • Сергей Цыпляев: Такое столкновение было неизбежно, потому что мы случайно, не понимая, куда лезем, вступили в исторический конфликт шиитов и суннитов.

  • "Независимая газета": Если американские дипломатические круги поддерживают идею военной помощи Турции, оборонное ведомство США выступает категорически против.

  • Gaziz Torbayev: Эрдоган четко заявил всему миру, что не сдадут Идлиб и его окрестности никому, это буферная зона безопасности... Для Турции Идлиб и Алеппо намного важнее чем Донбасс и Крым для России.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Атака дронов
5 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
На 5 марта назначены переговоры российского и турецкого президентов, результаты которых должны если не урегулировать, то хотя бы стабилизировать ситуацию вокруг сирийской провинции Идлиб. Судя по всему, турецкие и российские войска там находятся на грани боестолкновения. Обе стороны решительно отвергают такую возможность, но при этом не упускают случая, чтобы обвинить друг друга в обострении. Только что представитель отечественного военного ведомства генерал Конашенков поведал, что «наблюдательные посты турецкой армии находились в местах концентрации боевиков и полностью срослись с ними».
Прямая речь
5 МАРТА 2020
Сергей Цыпляев: Такое столкновение было неизбежно, потому что мы случайно, не понимая, куда лезем, вступили в исторический конфликт шиитов и суннитов.
В СМИ
5 МАРТА 2020
"Независимая газета": Если американские дипломатические круги поддерживают идею военной помощи Турции, оборонное ведомство США выступает категорически против.
В блогах
5 МАРТА 2020
Gaziz Torbayev: Эрдоган четко заявил всему миру, что не сдадут Идлиб и его окрестности никому, это буферная зона безопасности... Для Турции Идлиб и Алеппо намного важнее чем Донбасс и Крым для России.
Идлиб: никто не хочет уступать
25 ФЕВРАЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В сирийском Идлибе создалась ситуация, развитие которой ведет к прямому военному противостоянию между Россией и Турцией. И Москва, и Анкара такую вероятность решительно отрицают. Однако в то же время уже готовят «отмазки» на случай столкновений. Глава отечественного внешнеполитического ведомства Сергей Лавров заявляет, что «террористы» неоднократно наносили удары по российским и сирийским военным, а также по гражданским объектам с позиций наблюдательных пунктов Турции. Российские военные утверждают, что турецкие войска в Идлибе обеспечивают тех же «террористов» вооружениями, боеприпасами, а также обмундированием.
Прямая речь
25 ФЕВРАЛЯ 2020
Константин фон Эггерт: Судьба Идлиба будет печальна: рано или поздно сирийские войска возьмут под контроль эту территорию, что позволит заявить об окончании войны.
В СМИ
25 ФЕВРАЛЯ 2020
"Московский комсомолец": Тема возможного применения российского оружия против российских войск остается актуальной в СМИ и блогосфере.
В блогах
25 ФЕВРАЛЯ 2020
Рыклин Александр: А вот, кстати, интересный вопрос - если турки победят в войне с Россией, они вернут Крым Украине?
Сирийский цугцванг Путина
10 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Турецкая армия начала захват приграничной зоны на севере Сирии. Цель операции «Источник мира» — создание 30-километровой буферной зоны вдоль всей турецко-сирийской границы. Эта «зона безопасности» должна отгородить Турцию от территорий, контролируемых боевыми организациями курдов, которые Анкара считает террористическими. Кроме того, именно в эту зону безопасности планируется направить сотни тысяч сирийских беженцев, которые находятся сейчас на турецкой территории. Турки, располагающие тяжелой артиллерией, танками и авиацией, имеют очевидное военное превосходство над курдами. Поэтому исход операции сомнений не вызывает.
Прямая речь
10 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Цыпляев: Если мы смотрим на Ближний Восток, то видим колоссальный калейдоскоп интересов, где мы в одних вопросах с кем-то союзники, а в других — нет. И курдский вопрос находился с самого начала в эпицентре противостояния.