Хозяева страны
18 января 2020 г.
О месте тов. Сечина И. И. в российской истории
17 АВГУСТА 2017, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Не готов согласиться с бывшим министром, а ныне обвиняемым по статье о взяточничестве Алексеем Улюкаевым в том, что его процесс должен «в историческом смысле принести пользу русскому народу». Но то, что этот процесс неизбежно станет важной вехой в современной истории России, точно. Ведь главным, фактически единственным свидетелем обвинения является второй по важности сановник путинского государства. Уже в ходе предварительных слушаний стало известно, что именно Игорь Иванович не просто свидетель, но и источник обвинения, инициатор и участник славной чекистской операции. По версии следствия, злокозненный министр экономики сначала всячески противился продаже «Башнефти» компании «Роснефть», которая формально принадлежит государству, но отдана в откуп Сечину. Улюкаев вполне разумно указывал, что вся эта купля-продажа выглядит как перекладывание денег из одного государственного кармана в другой. При этом по своей политической недальновидности не отдавал себе отчета, что карман тов. Сечина – это «у кого надо карман». Впрочем, вскоре Улюкаев признал ошибочность своего антипартийного уклона и снял возражения. Но не разоружился, а задумал недоброе. На саммите БРИКС в индийском Гоа потребовал от Сечина откат, угрожая при этом всячески вредить реализации дальнейших планов «Роснефти». Поскольку в планах у Игоря Ивановича, как мы сейчас знаем, было выставление гигантского многомиллиардного иска к АФК «Система», у которой «Башнефть» и была отобрана, противодействие Улюкаева было совершенно ни к чему. И второй человек в государстве с радостью занялся тем, к чему у него, похоже, действительно лежит душа – полицейской провокацией. Более того, он взялся лично вручить Улюкаеву портфель с двумя миллионами долларов.  

Исторической вехой во всей этой истории и является то, что видный путинский сановник не погнушался ролью вульгарной подсадной утки. Замечу, что до него участием в оперативных мероприятиях отметился Сергей Борисович Иванов. По его словам, в бытность вице-премьером по оборонке он был предупрежден компетентными органами о махинациях руководителей космической отрасли. И, чтобы не спугнуть злодеев, бедный вице-премьер несколько лет как ни чем не бывало встречался с мошенниками, выслушивал их доклады, давал им указания. Но случай с Сечиным – особый, свидетельствующий о том, что путинские вельможи лично вовлечены в оперативную деятельность. И считают это нормой.

ТАСС

Глубоко закономерно, что первопроходцем здесь выступил Игорь Сечин. Собственно говоря, он усовершенствовал и развил знаменитую формулу мексиканского президента Бенито Хуареса: «Друзьям – все, врагам – закон». Сечин сам стал законом, сделав главным (если не единственным бизнес-методом) отъем чужой собственности под видом юридической процедуры. Началось с ЮКОСа, из активов которого и была собрана «Роснефть», продолжилось «Башнефтью» и «Системой». Получившие указание карательные органы ляпают любое обвинение, ничуть не заботясь о его правдоподобии, а послушные высшей воле суды штампуют приговоры. Разумеется, каждая победа метода Сечина отбрасывает развитие страны на несколько лет назад. Человек, числящийся главным начальником страны (всевластие Сечина заставляет в этом усомниться), может язык оббить, требуя у так называемых «правоохранителей» прекратить наезды на бизнес. Когда все они видят как легко и просто Игорь Сечин преумножает свои доходы, ничто не остановит от аналогичных действий  в своих районах и областях. Единственное ограничение для отъема Сечиным чужой собственности – пределы Российской Федерации. Несмотря на неэффективность управления, несмотря на закупаемые в кризис серебряные ложечки для гостевых вертолетов, «Роснефть» будет устойчиво расти, пока не станет единственной госкорпорацией. Так что господам Аликперову и Чемизову стоит приготовиться. Неприятности придут не от американских санкций.

Фото: 1, 3. Россия. Москва. 16 августа 2017. Бывший министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, обвиняемый в получении взятки в 2 миллиона долларов, во время рассмотрения дела по существу в Замоскворецком суде. Валерий Шарифулин/ТАСС
2. Россия. Санкт-Петербург. 2 июня 2017. Президент, председатель правления ОАО "НК "Роснефть" Игорь Сечин. Владимир Смирнов/фотохост-агентство ТАСС













  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Время в котором стоим
15 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».