Что делать?
22 февраля 2020 г.
Дефицит гражданского

Михаил Златковский

Гражданское общество — это такое общество, где граждане способны объединяться для защиты самых разных своих интересов (от интересов жителей дома, квартала, города, региона, страны до интересов представителя пола, профессии, социальной группы, меньшинства и т.д.). Гражданское общество автономно даже от «государства открытого доступа к разного рода занятиям», то есть демократического государства без «крыш» и обязательной дани чиновникам. Государства, где представители власти не жулики, воры и взяточники, а подконтрольные обществу менеджеры. С таким государством гражданское общество самым тесным образом взаимодействует.

В странах Западной Европы и Северной Америки гражданское общество сформировалось давно, по мере расширения и гарантий прав простолюдинов, появления среднего класса. Там люди умеют отстаивать свои интересы и понуждать власть прислушиваться к своим требованиям. При этом фундамент гражданского общества — именно умение граждан отстаивать свои права и их желание нести ответственность за себя, за условия своей жизни.

Иное дело авторитарное «естественное» государство. Здесь по разные стороны баррикад власть-эксплуататор и слабое гражданское общество. Авторитарной власти не нужен контроль «снизу» и всякая там самодеятельность граждан. Отсюда щедро раздаваемые ярлыки «иностранных агентов», обыски офисов НКО, изъятие жестких дисков, контроль за перепиской, посадки. Так происходит в Северной Корее, во многих африканских королевствах, в среднеазиатских постсоветских государствах. А где находимся мы? Несомненно, в средневековом болоте «естественного» российского государства.

Но вспомним, в России в начале ХХ века наряду с политическими организациями стали создаваться и общественные — профсоюзные, просветительские, творческие, позже различные солдатские, крестьянские, рабочие советы, комитеты, ширилось кооперативное движение. Все эти организации были разогнаны с приходом к власти большевиков. На долгие десятилетия население СССР лишили какой-либо возможности к самоорганизации. Любые общества или союзы возникали только по указке сверху, их деятельность жестко контролировалась партноменклатурой.

С момента прихода к власти Ленин, а вслед за ним и Сталин считали нужным вытеснить саморегулирование общества диктатом партии. То, что в условиях либеральной демократии решается путем дискуссий, компромисса, в СССР навязывалось через диктатуру. Любая несанкционированная общественная деятельность приводила к аресту. Гражданское общество оказалось антагонистом социализму.

На исходе советской власти, когда прессинг КПСС и КГБ ослаб, стали возникать многочисленные объединения. Весной 1989 года один за других создавались клубы избирателей. Был создан Ленинградский народный фронт, за ним конституирован Московский народный фронт. 1990-й ознаменовался созданием большого числа партий и самой массовой организации — движения «Демократическая Россия». Народные фронты и движения возникли и в республиках СССР. Ленинградский народный фронт одержал победу на выборах в Ленсовет, из 43 депутатов от Ленинграда 40 прошли по спискам Народного фронта. Начали образовываться независимые профсоюзы — шахтеров, авиадиспетчеров, летного состава гражданской авиации, докеров.

Но тяготы трансформационного спада экономики, вызванного переходом к рынку, существенно ослабили общественную активность россиян. Закрылись оборонные предприятия и институты, из-за своей неконкурентоспособности прекратили работу многие заводы и фабрики. Люди остались без работы, пошли мешочниками торговать на рынки. Надежды на то, что с падением власти коммунистов жизнь станет похожей на жизнь на Западе, не оправдались. Формирование некоммерческих организаций замедлилось, народные фронты распались. С приходом к власти президента-чекиста Путина многие организации получили статус иностранного агента, что не способствовало их популярности. Зато властью стали формироваться эрзац-сообщества, предназначенные для имитации ее поддержки перед камерами телевидения.

Тем не менее, в России отмечены яркие случаи самоорганизации и сопротивления непродуманным или неправильным решениям властей. В Петербурге активные граждане не дали разрушить исторический отель «Англетер», заблокировали возведение офиса Газпрома «Охта-центр» на развалинах шведской крепости Ниеншанц. Можно вспомнить протесты пенсионеров против монетизации льгот и сопротивление дальнобойщиков введению грабительской системы «Протон».

И все же, отвечая на вопрос «Есть ли в современной России гражданское общество?», надо учитывать ментальность большинства россиян, а не активность немногих. Приходится признать: оно есть, но в зачаточном состоянии. Созданы институты гражданского общества — партии, профсоюзы, различные общественные организации, в том числе правозащитные. Многие из них несовершенны, но они есть. Остались в небольшом числе и независимые СМИ. Но гражданское общество — это ведь стиль жизни и мышления подавляющей части общества, оно в активности многих граждан, в их правовой и политической культуре. Но главное — в умении самоорганизовываться. Есть ли гражданское общество «в головах» большинства наших людей?

Если сравнить Россию с Арменией, то видно, насколько мала у россиян склонность к объединению и совместным действиям. Российское общество больно патернализмом, мы в большинстве своем полагаемся не на свои силы, а на мифическую помощь государства, точнее, на его подачки. Власть и общество у нас живут порознь. Власть как корпорация высокооплачиваемых чиновников и депутатов, а фактически казнокрадов и олигархов стремится сохранить себя и свои возможности обогащения. Нищета, образование и плохое медицинское обслуживание простолюдинов ее не волнуют. А само российское общество пассивно, ему важнее пресловутая «стабильность» при низком уровне зарплат и пенсий. У людей нет доверия друг к другу, наше общество самое атомизированное в мире. При этом у россиян нет понимания, к каким трагическим последствиям ведет их пассивность.

А жаль. Нас ждет прогрессирующая отсталость страны, нищета населения. Налоговиков у нас на 100 тыс. населения в 4 раза больше, чем в США. Мы чемпионы мира по числу чиновников в Пенсионном фонде. В Газпроме добыча газа не растет, а число служащих выросло с 398 тыс. до 470 тыс. человек. Наши госкорпорации реально не способны производить что-либо принципиально новое и конкурентоспособное. Если упадут цены на нефть, что будут делать россияне? Собирать в лесу грибы? А ведь цены в магазинах растут уже сегодня, при стоимости нефти больше 70 долл. за баррель. Растет квартплата. Мы знаем обо всем этом, но молчим. Выходит, согласны жить как нищие африканцы? Или все-таки найдем в себе силы объединяться и, как армяне, защищать свои интересы и в доме, и в городе, и в стране?


Графика Михаила Златковского












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Удар электрошокером обществу
21 ФЕВРАЛЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
К беспредельному мраку привыкают постепенно. К чиновной наглости и полицейщине, пропагандному вранью и дебилизму, бесправию и грабежу. Хозяева наползали постепенно, с каждым годом ускоряя шаг. А теперь размахнули по полной. Стесняться уже не приходится. Наоборот, демонстрируют всевластие мрака. Дело «Сети» – особый сигнал. Можно сказать, знамение. Мы обязаны осмыслить его и понять. Слишком многое раньше пропускали мимо – за что и получили сегодняшнее.
Не та дорога, товарищи!
17 ФЕВРАЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На XIX ежегодной конференции из цикла «Леонтьевские чтения», прошедшей недавно в Санкт Петербурге, зал бурно аплодировал докладчику, рассказавшему о достоинствах кооперативного движения, о том, как кооперативы могут вовлечь в управление предприятиями трудовые коллективы, какой это перспективный путь развития общества. Из вопросов и выступлений участников конференции стало ясно, что немалая часть нашей интеллигенции по-прежнему находится в плену утопических идей «социализма с человеческим лицом», «рабочего самоуправления», «аренды трудовыми коллективами госпредприятий» и пр., доказавших свою несостоятельность. Это подталкивает нас обсудить некоторые обстоятельства.
Капиталистическая революция. Часть 2
12 ФЕВРАЛЯ 2020 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Бергер П. 50 тезисов о процветании, равенстве и свободе. М.: Прогресс — Универс, 1994. Дайджест. Составлен путём последовательного цитирования наиболее важных мест произведения. Предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях. Глава 6. Капитализм и развитие Капитализм – самая динамичная сила в истории цивилизации, преобразовавшая одно общество за другим; сегодня он является узаконенной международной системой, определяющей экономическую, а также, по крайней мере, косвенно, социальную, политическую и культурную судьбу большей части человечества.
Как обустроить Россию: пример Грузии
11 ФЕВРАЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Почему в одних странах люди живут в достатке, а в других еле сводят концы с концами? Экономисты считают, что все дело в культуре народа, в его обычаях и принятых порядках, в законах. Если есть стимулы учиться, работать, проявлять предприимчивость в бизнесе, то экономический рост стране гарантирован. А если люди обложены данью, откатами и налогами, то они будут жить в нищете. Американские ученые Норт, Уоллес и Вайнгаст в своей книге «Насилие и социальные порядки» показали, что уровень жизни любого народа зависит, прежде всего, от того, равны ли граждане перед законом.
Критерии эффективности государства
2 ФЕВРАЛЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Последние годы официальная пропаганда прикладывала немало усилий, убеждая россиян в эффективности, стратегической дальновидности правящего режима и потому — в необходимости его бессрочного сохранения. С этой целью в массовое сознание настойчиво внедряются мифологемы: «Россия встает с колен», «либеральная империя», «энергетическая сверхдержава», «суверенная демократия», «консервативная модернизация». Эту же цель преследуют и предлагаемые поправки в Конституцию. 
Где лежит дорога к правовому государству? Часть 2
29 ЯНВАРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
В начале 1990-х подавляющее большинство россиян не понимали, какие меры надо предпринять для перехода к рынку. Даже советские академики-экономисты бредили утопией «социализма с человеческим лицом». Более-менее понимали это молодые экономисты из группы Гайдара. Они сумели объяснить суть необходимых реформ популярному тогда национальному лидеру Борису Ельцину. Растолковывать широким массам не стали, сомневаясь, что их поймут. Слушания в Верховном Совете РФ в 1992 г. показали, что они были правы.
Капиталистическая революция. Часть 1
28 ЯНВАРЯ 2020 // ГЕННАДИЙ ПОГОЖАЕВ
Бергер П. 50 тезисов о процветании, равенстве и свободе. М.: Прогресс — Универс, 1994. Дайджест. Составлен путём последовательного цитирования наиболее важных мест произведения. Предназначен для некоммерческого использования в просветительских целях.Цель этой книги состоит в том, чтобы обрисовать контуры теории, касающейся взаимосвязи капитализма и общества в современном мире. Автор надеется, что его предложения будут подвергнуты изучению и сомнению, частично или в целом, и что любые выводы, подобно критикуемым предположениям, будут опираться на факты.
Где лежит дорога к правовому государству? Часть 1
26 ЯНВАРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ, СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Если опросить россиян, то многие скажут, что желали бы жить в условиях безопасности, справедливости. Но в кругу близких выскажут сожаление, что не были членами кооператива «Озеро». Имели бы миллионы долларов и жили в роскоши. Эта противоречивость желаний связана с нашей культурой. Именно ее черты позволяют объяснить, почему нам до сих пор не удается построить правовое государство, обеспечить верховенство права и справедливый суд.
Конкуренция — залог развития
23 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Чем спорт отличается от физкультуры? Конкуренцией. Именно она толкает спортсменов на новые рекорды. Тогда почему же молодые люди левых убеждений ратуют за государственную собственность, несовместимую с конкуренцией? Их не убедили сто лет нашей истории? Поможет ли нам возрождение уравниловки, присущей крестьянской общине? Или новая попытка реализовать утопию Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина, декларирующая преимущество бюрократического регулирования перед рыночной конкуренцией? Давайте это обсудим.    
Почему зарплаты наши низкие
17 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Политику нашего правящего класса по отношению к простым гражданам лучше всего характеризует такой показатель, как доля заработной платы в производимом товаре: в Японии — это 72%; в США — 70%;  в Европе — 68%;  в России — лишь 35%[1]. Даже вице-премьер Дмитрий Рогозин, выступая перед работниками Воронежского механического завода (производит двигатели для ракеты «Протон-М»), вынужден был признать: «Если эти люди получают 12-15 тысяч рублей в месяц, ждите беды. Диверсанты — те, кто не платит этим рабочим»[2].