Хозяева страны
28 февраля 2020 г.
Россия после Пензы
12 ФЕВРАЛЯ 2020, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Есть события, на которые надо отвечать. Просто потому, что отсутствие ответа тоже будет ответом. Например, что бы ни сделал человек, которому дали пощечину, это будет ответом, после которого его жизненная ситуация изменится. Даже если человек никак не ответит. Приговор по делу «Сети» в любом случае изменил ситуацию в России. Как до этого ее меняли уничтожение НТВ, «дело ЮКОСА», Беслан, Норд-ост, убийства Политковской и Немцова, Крымнаш и война против Украины. Это события разного порядка и масштаба трагичности, но при всей их несопоставимости у них есть одно общее. Отсутствие адекватной реакции общества на действия власти во всех случаях приводит к сползанию страны в сторону, где привычный для России авторитаризм переходит в стадию фашистской диктатуры.

В своем последнем слове Дмитрий Пчелинцев, получивший 18 лет строгого режима за создание террористической организации, которой никогда не существовало, сказал: «…посидев два с лишним года в одиночной камере, я анализировал, как я вообще здесь оказался, и что меня сюда привело. И естественно я мог сделать только один вывод, который, я думаю, очевиден всем, — мы действительно делали что-то не так всей страной. И чего-то не делали, хотя должны были, даже обязаны».

Ответ на вопрос, что мы теперь «всей страной» должны делать «так» после Пензы, для меня распадается на несколько миллионов отдельных ответов. По числу тех, кто наряду с российским паспортом имеет разум и совесть. Начну с пустяков. Глава СПЧ Валерий Фадеев отказался комментировать приговор по делу «Сети», сообщив журналистам, что он «сотрудник администрации президента». С Фадеевым все было понятно с самого начала, но тут, простите, как с канализацией: мы все знаем, что там находится, но когда оно вылезает наружу, ведь надо же что-то делать!



Отсюда вопрос к таким членам СПЧ, как Тамара Морщакова, Николай Сванидзе, Генри Резник, Александр Сокуров, Андрей Бабушкин, Леонид Никитинский: как вам служится под руководством «сотрудника администрации президента»? Нигде ничего не жмет? Может настало время вам, членам СПЧ, имеющим разум и совесть, а главное, репутацию, договориться и совершить гражданский офсайд: выйти всем из этой канализации, в которую окончательно превратился СПЧ при Фадееве. Пусть там останутся Брод с Винокуровой да Вышинский с Гусевым. Вы можете возразить, мол, а кто же будет ставить острые вопросы перед президентом, доносить до него правду? Ну, вот Сванидзе с Федотовым донесли до Путина правду о деле «Сети». Обещал «поразбираться». Поразбирался… Впрочем, репутация ваша, вам за ней и присматривать…

Пойдем дальше по пустякам. Коллегам-журналистам можно было бы ответить на пензенскую пощечину тем, что постоянно напоминать о деле «Сети», не позволить его утопить в забвении. Например, в публикациях криминальной хроники всякий раз сравнивать приговоры за реальные тяжкие преступления с приговорами по делу «Сети». В городе Вольске Саратовской области двое полицейских задержали человека за распитие пива на улице, но вместо отделения отвезли его на кладбище, сломали несколько ребер, одно из которых проткнуло легкое, и оставили умирать. Что тот и сделал. Садисты в погонах получили по 10 лет каждый. В отличие от Дмитрия Пчелинцева, получившего 18 лет за то, чего он никогда не делал. Город Владимир. Муж забил жену стамеской. Получил 9 лет. Ровно в два раза меньше, чем Пчелинцев, который никого не убивал…



Теперь о возможном адекватном ответе тех, кто претендует на роль политической оппозиции. Путинские «поправки в Конституцию» – это тоже пощечина обществу. В этой связи вполне разумная на первый взгляд инициатива партии «Яблоко» о разработке действительно нужных поправок к Конституции в качестве альтернативы путинскому разрушению основного закона выглядит как-то не очень. Невольно вспоминаются слова Ежи Леца: «Кто же после пощечины исследует на щеке отпечатки пальцев?»

Пропустить, сделав вид, что ничего не происходит, поскольку «Конституция омерзительная», тоже стыдновато. Сегодня только очень наивные люди выдвигают лозунг «объединения оппозиции». Но собраться для того, чтобы обсудить согласованные действия в ответ на эти две пощечины – «конституционную реформу» и дело «Сети» – это просто жизненно необходимо. В противном случае нам всем будет очень стыдно перед Пчелинцевым и его товарищами.

 

______________________________
*«Сеть» — террористическая организация, запрещенная в России.

Фото: 1. Баннер с хештегом #МыВсеВСети повесили на забор Пензенского областного суда 8 февраля — за двое суток до начала оглашения приговора по делу «Сети»*. Видеозапись с акции опубликована в Telegram-канале «СВОБОДУ РОССИИ»/7x7-journal.ru
2. Фигуранты дела "Сети" в зале суда. 7x7-journal.ru

3. Пикеты в подддержку фигурантов дела "Сети"/Наталья Демина












  • Леонид Гозман: Если бы за подброшенные наркотики несколько человек сели на столько лет, на сколько они должны, учитывая опасность преступления, то наркотики бы не подбрасывали.

  • Коммерсант: В Омске завели дело о превышении полномочий сотрудниками полиции и Росгвардии, задержавших Дмитрия Федорова — 25-летнего омского музыканта...

  • viking_nord: Это Омск, но само дело в пять раз более беспредельно, чем дело Голунова и закончилось смертью

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Как Росгвардии подбросить совесть и приставить голову?
26 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Против неустановленных сотрудников омского отделения полиции №7 и управления вневедомственной охраны Росгвардии возбуждено уголовное дело о превышении должностных полномочий. Суть дела в том, что 15.12.2019 внештатному сотруднику IT-компании и музыканту Дмитрию Федорову при задержании подбросили наркотики, а когда он вместе со своим адвокатом собрался пойти в Управление собственной безопасности Росгвардии, ему отрезали голову, а обезглавленное тело бросили на железнодорожные пути. «Данное обстоятельство может свидетельствовать о совершении неустановленными сотрудниками незаконных действий вопреки интересам службы, явно выходящих за пределы их полномочий...»
Прямая речь
26 ФЕВРАЛЯ 2020
Леонид Гозман: Если бы за подброшенные наркотики несколько человек сели на столько лет, на сколько они должны, учитывая опасность преступления, то наркотики бы не подбрасывали.
В СМИ
26 ФЕВРАЛЯ 2020
Коммерсант: В Омске завели дело о превышении полномочий сотрудниками полиции и Росгвардии, задержавших Дмитрия Федорова — 25-летнего омского музыканта...
В блогах
26 ФЕВРАЛЯ 2020
viking_nord: Это Омск, но само дело в пять раз более беспредельно, чем дело Голунова и закончилось смертью
Прямая речь
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ФСБ идёт по пути максимального запугивания всех. Этим делом занимаются именно они, в отличие от «Нового величия», где работает отдел по борьбе с экстремизмом МВД. 
В СМИ
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Дело «Сети» ассоциировалось с пытками с самого начала. О самом уголовном деле стало известно в январе 2018 года, когда в Санкт-Петербурге пропали двое антифашистов...
В блогах
12 ФЕВРАЛЯ 2020
Черкасов Александр: Есть большая, заботливо выращенная машина, которая не может не работать и не отчитываться. Есть законодательство, антиэкстремистское, антитеррористическое и т п. 
Превентивный приговор: от «двушечки» к «двадцаточке»
11 ФЕВРАЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот и дождались. Снова по России «срока огромные бредут в этапы длинные». Приговор выездного заседания Приволжского окружного военного суда по так называемому делу «Сети» (то ли существовавшей, то ли выдуманной следователями, но официально запрещенной экстремистской организации) обречен войти в историю. Не только и не столько из-за чудовищных по размерам сроков (от 18 до 6 лет заключения дали за «мыслепреступление», дали тем, кто никому не причинил никакого вреда), которые суд послушно проштамповал, следуя обвинительному заключению. Не только из-за того, что доказательства вины были получены в результате самооговора под пытками...
Прямая речь
11 ФЕВРАЛЯ 2020
Григорий Дурново: Терроризм у нас главный враг, и обвиняемым по таким делам сложно получить какую-то общественную поддержку.
В СМИ
11 ФЕВРАЛЯ 2020
"Ведомости":  Суровые приговоры на основе самооговоров под пытками ничего не говорят об эффективности борьбы с терроризмом — только о жестокости спецслужб.