COVID-19
22 сентября 2021 г.
Вокруг пандемии
11 ДЕКАБРЯ 2020, БОРИС КОЛЫМАГИН

ТАСС

Пандемия принесла страх. Он прячется в риторике власти и в движении тел, но больше всего в пустотах, которые образовались в местах, где раньше обитала политика, культура, религия. Болезнь таится где-то за плоскостью экрана, на другом конце телефона, держится на социальной дистанции. Это не наш страх. Потому что свой страх мы знаем и не можем о нем говорить, пока он в нас.

Но вот — мы отпустили его. И видим, как под воздействием страха знакомые вещи приобретают иную окраску, уходят в виртуальность, держатся на каких-то тонких ниточках.

Что стало с нашей тактильностью? Почему шум футбольных болельщиков остался в истории? Отчего универсальность переместилась в цифру и границы государств снова оказались на замке?

Страх действует как сила. Собственно, это и есть сила, меняющая предметы. Но это отнюдь не активная сила (воспользуемся языком Ницше). Это реактивная, низшая сила. Мы оказываемся пленниками наших реакций, мысль становится откровенно нигилистической. Нигилизм захватывает нас.

Можно сколько угодно говорить о том, что открылись совершенно новые возможности общения через Zoom, что благодаря самоизоляции нам удалось прочитать, прослушать, увидеть множество интересных книг, лекций и фильмов. Это мелочи по сравнению с той клешней, которая тащит человека во тьму. Новая сила разрушительна по своему характеру. Ее нигилизм виден, например, в том, как человек молчит.

Пандемия погрузила многих людей в вынужденное молчание.

Молчание, конечно, может быть своим, плодотворным, в котором что-то рождается. Но мы говорим о чужом молчании. О молчании, которое, если обратиться к классическим образам, испытывает мать перед гробом единственного сына. Его стало много, очень много. Это молчание возникает не только в больнице, в доме для престарелых, в месте обитания бомжей. Оно впрыскивается во многие клетки социального организма — малыми дозами.  

Чужое молчание говорит о невозможности куда-то поехать, куда-то пойти. Оно подталкивает к отказу от дел милосердия, от коллективных действий. Словом, от бытия сообща. Родители, друзья — только голос в трубке. А природа — только взгляд из многоэтажки во двор.

Все это так и не так. Потому что силе страха противодействуют другие силы — если наша воля не бездействует. И они изменяют видоизмененные вещи. Придают им другое звучание. Сама попытка мыслить в ситуации, когда мысль становится одинокой и не встречает отклика, уже есть признак того, что все не так однозначно.

Конечно, страх нельзя просто так зачеркнуть. Он возвращается к нам, напоминая о тех ужасах, которые переживали средневековые города во времена эпидемий. И все-таки, успокаивая себя и других, мы можем сказать: это не чума и не холера. Страх измеряется количеством. В средневековье его было больше.

Те же, кто зачеркивает страх, кто становится ковид-диссидентом, работают на него. Их поведение все равно обусловлено пандемией.

Один мой американский знакомый рассказал о ситуации в их городе, который поделен на несколько районов. В одном из них — жесткий карантин, большинство магазинов и рестораны закрыты, улицы тускло освещены. В другом секторе карантина нет, играет музыка, сияет реклама. Его дом стоит на бульваре, разделяющем два района. Можно тихо ходить, хоронясь, в одном, и веселиться в другом.

Возможно, этот город — метафора пандемийного мира. Каждый решает, в каком районе он хочет быть. Или, в зависимости от времени суток, в каком именно месте. Власти, исходя из эпидемиологической, а где-то и из политической ситуации, проводят красную черту. Но границы проведены не только во внешнем мире, они внутри нас. И они все время меняются и играют с нами.

Фото: 11.12.2020. Городская клиническая больница № 3 в Иваново во время пандемии коронавируса. Владимир Смирнов/ТАСС

 

 












  • Борис Вишневский: Торжества военно-морского флота и личную ярмарку тщеславия Сергея Шойгу в Петербурге нужно срочно отменять, иначе город накроет волной смертей от ковида. 

  • «Российская газета»: Нашим конструкторам, возможно, удалось совершить такой непостижимый ход конем, что мировая авиационная шахматная доска действительно может быть перевернута...

  • Наталья Серкова: В Петербурге 25 июля пройдёт военно-морской парад. В стране каждый день умирает 750-800 человек. В самом Питере морги переполнены. Но нужно больше парадов.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Ковидный парад наступает
19 ИЮЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Пока весь мир охватывает не то третья, не то четвертая волна смертоносной пандемии, российские власти освоили очень важное умение. Они научились договариваться с вирусом COVID-19. И только не надо клеветы, что вирус ковида – всего лишь безмозглая цепочка РНК в белковый оболочке. Наш, выросший в России вирус – вполне сообразительный и, главное, чрезвычайно патриотичный. Судите сами, вот он пожирает российское население небывалыми темпами, каждый день бьет рекорд по количеству смертей. И в это самое время российская власть спокойно планирует проведение важных для себя мероприятий военно-патриотической и пропагандистской направленности.
Прямая речь
19 ИЮЛЯ 2021
Борис Вишневский: Торжества военно-морского флота и личную ярмарку тщеславия Сергея Шойгу в Петербурге нужно срочно отменять, иначе город накроет волной смертей от ковида. 
В СМИ
19 ИЮЛЯ 2021
«Российская газета»: Нашим конструкторам, возможно, удалось совершить такой непостижимый ход конем, что мировая авиационная шахматная доска действительно может быть перевернута...
В блогах
19 ИЮЛЯ 2021
Наталья Серкова: В Петербурге 25 июля пройдёт военно-морской парад. В стране каждый день умирает 750-800 человек. В самом Питере морги переполнены. Но нужно больше парадов.  
Вакцинация на марше. А вы почем брали QR-код?
29 ИЮНЯ 2021 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В столице главный удар пришелся пока по рестораторам. И хотя московское начальство слегка ослабило первоначальные условия – на открытые веранды пускают еще без QR-кодов – похоже, ресторанному бизнесу это не очень поможет. Большое московское начальство необходимость введение этих мер объясняет просто – дескать, бумажный сертификат подделать просто (таких предложений действительно уже полно на рынке), а пойди-ка ты подделай QR-код! Как выяснилось, наивность столичных чиновников буквально не знает пределов – IT-жулики уже вовсю торгуют сгенерированными кодами, которые ведут на фейковый сайт Госуслуг. 
Прямая речь
29 ИЮНЯ 2021
Кирилл Мартынов: Парадокс ситуации заключается в том, что хотя вопрос о вакцинах становится политическим, Кремль ведёт довольно двусмысленную игру.
В СМИ
29 ИЮНЯ 2021
Коммерсант: Мэр Москвы Сергей Собянин связывает это с «очень смертельным» индийским штаммом, однако инфекционисты предупреждают, что научных данных об этом нет.
В блогах
29 ИЮНЯ 2021
Алексей Иванов: На Кубани введена обязательная вакцинация. Ужесточены правила въезда туристов в регион, что вызвало массовую отмену бронирования на курорты. 
Что за вакцину вкололи Собянину год назад?
14 ИЮНЯ 2021 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую субботу мэр Москвы подписал указ о введении новых ограничительных мер в столице в связи с осложнившейся эпидемиологической ситуацией. А осложнилась она, судя по всему, нешуточно. Оперативный штаб уже несколько дней фиксирует довольно резкий рост заболевших – под семь тысяч человек ежедневно. Данные показатели являются наивысшими с начала года. В целом по стране ситуация так же вполне себе угрожающая. С призывом немедленно привиться к гражданам обратились известные врачи, в частных беседах многие из них выступают за принятие дискриминационных мер в отношении тех, кто по-прежнему отказывается вакцинироваться.
Прямая речь
14 ИЮНЯ 2021
Леонид Гозман: Власти очень боятся недовольства населения. Они зависят от поддержки людей, хоть и не так, как в демократических странах, где проводятся выборы.