Итоги года
16 июля 2020 г.
Итоги года. Здравствуй, Америка!
10 ЯНВАРЯ 2015, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ТАСС

За последний год Россия, на первый взгляд, эволюционировала в направлении традиционного общества, существующего в условиях «уваровской триады» — православия, самодержавия и народности. Бердяев и Ильин возведены в ранг классиков, в Манеже вслед за «Романовыми» прошла выставка «Рюриковичи». Если в 2013 году в Александровском саду был открыт памятник патриарху Гермогену, то в нынешнем рядом поставлен монумент Александру I (к 200-летию взятия Парижа не успели, так что открывать пришлось в конце года). А около Академии Генштаба на юго-западе только что воздвигнут конный памятник генералу Скобелеву — не такой эффектный, как его предшественник, стоявший на месте нынешнего Юрия Долгорукого и снесенный в 1918 году (нет постамента в виде русской печки и солдатских фигур), но все равно весьма внушительный.

Гермоген мужественно противостоял полякам, Александр брал Париж (этому событию посвящен один из барельефов памятника; про основание лицея, видимо, забыли), Скобелев завоевывал Среднюю Азию и спасал братьев-болгар, через несколько десятилетий воевавших против России в Первую мировую. Кстати, и памятник героям этой войны был открыт в нынешнем году в Москве — на Поклонной горе.

Военно-патриотическая история переживает свой расцвет — и в то же время не трогает сердца людей, ни элиты, ни народа. Как многочисленные канонизации святых перед Первой мировой войной не приводили к повышению религиозности населения, что подтвердилось через несколько лет, когда в годы гонений у Церкви нашлось немного защитников. Те же московские рабочие, которые шли поглазеть на торжественное причисление к лику святых того же патриарха Гермогена в 1913 году, спустя несколько лет с удовольствием ходили на митинги — слушать Ленина и Троцкого.

Нынешняя ситуация не слишком отличается от тогдашней. И дело даже не только в том, что среднестатистический москвич способен заплутать в трех Александрах, правивших страной в позапрошлом веке (который представляется почти таким же далеким, как Куликовская битва). Просто единственной войной, которая вызывает сильные чувства, является Великая Отечественная, великая победа и великая трагедия. А все остальное — это забытые преданья старины, способные вызвать у населения некоторый интерес, иногда уважение, чаще равнодушие, но не отрадное мечтанье. Любители истории не в счет — их очень немного по сравнению с концом 80-х, когда люди бросились к первому тому Соловьева, чтобы узнать из него всю правду, ранее скрывавшуюся советским режимом. Открыли, посмотрели — и последующие тома долго оставались нераспроданными. Да что Соловьев, который действительно является трудным чтением, — красивые популярные издания пылятся на магазинных полках.

Но если дореволюционная Россия не может сойти за образец, то ситуация с Советским Союзом не выглядит столь однозначной. С одной стороны, среди населения распространена ностальгия по брежневскому «золотому веку», когда и очереди были не такими длинными и безнадежными, как после падения нефтяных цен в середине 80-х, и ассортимент в магазинах выглядел пооптимистичнее, и на деньги, еще не съеденные инфляцией начала 90-х, можно было купить кооперативную квартиру. При этом ностальгия распространяется и на молодежные группы, слушающие рассказы старших и воспринимающие СССР как современную Россию, к которой добавлены социальные гарантии, полная занятость и влияние в мире. Однако, в любом случае, желающих вернуть все советское немного – большинство ностальгирующих хотели бы исключить коммунистическую идеологию, полный запрет частной собственности и официальный атеизм.

С другой стороны, в элитах даже в несколько модифицированный Советский Союз с народным контролем и товарищескими судами возвращаться хотят очень немногие. Кому приятно, если к тебе в загородный дом явится комиссия общественников в сопровождении милиционера (с официальным статусом — попробуй не пусти!) и начнет выяснять, откуда деньги на скромное трехэтажное строение, когда дети Африки голодают. Тут и знаменитая 20-я статья Конвенции о противодействии коррупции покажется невинным развлечением.

Но совсем без ориентиров жить нельзя — пусть и неявных, подсознательных, никак публично не декларируемых. Представляется, что ориентиром для большинства российской элиты даже в условиях массированной антизападной пропаганды остается Америка — как и в начале 90-х. Только Америка не современная, прошедшая через бурный 1968 год, а «сконструированная» на основе советской культуры, прочитанных в детстве книг и учебников истории 70-х годов. То есть страна, управляемая солидными джентльменами в цилиндрах (из «крокодильских» карикатур), которым не стоит задавать нескромные вопросы об их доходах (это же коммунизм!). Способная в любую минуту послать канонерку в любую страну Латинской Америки и посадить в президентское кресло угодного политика (как в «Королях и капусте»). Крайне недружелюбная по отношению к реальным или потенциальным смутьянам, будь то негры в Алабаме или профсоюзники в Детройте. А также где люди в воскресенье чинно и респектабельно ходят в церковь (как в «Томе Сойере»), что не мешает им нарушать заповеди, если очень надо. В общем, что-то среднее между Марком Твеном, Джеком Лондоном и «Международной панорамой».

Понятно, что речь идет о давно не существующем обществе вкупе с представлениями советских людей об этом обществе, которого они никогда не видели. Но очень хочется быть большими и сильными, способными перевернуть шахматную доску во время проигрываемой партии. Проблема в том, что Америка столетней давности — это не только доктрина Монро, суд Линча и разгром леваков, но еще и общество беспрецедентной вертикальной мобильности, центр притяжения для иммигрантов со всего мира. Общество широких возможностей для изобретателей, которые коммерциализировали свои инновации, быстро становившиеся локомотивами промышленного роста. И общество, в котором уже тогда действовало антитрестовское законодательство, а пресса выступала в качестве разоблачителя противозаконных комбинаций. А миллионеры того времени оставили миру не только состояния, но и университеты, библиотеки и музеи, сделавшие Америку конкурентоспособной в культурно-образовательной сфере, в которой она отставала от «Старого Света».

В любом обществе есть светлые и темные стороны — проблема в том, что Россия заимствует те составляющие противоречивого американского опыта, которые чаще вызывают у современных американцев не энтузиазм, а стыд (как «маккартизм»). Причем в условиях, когда стремление выглядеть могущественным мировым игроком сочетается с явным тупиком сырьевой экономической модели, ставшим главной причиной кризиса, который к концу года стал очевидным явлением и для неисправимых оптимистов (санкции только обострили ситуацию, так как лишили возможности занимать деньги на мировых рынках для затыкания очередных дыр). Можно жить некоторое время в условиях иллюзий — но пробуждение обычно бывает тяжелым и болезненным.

Автор — первый вице-президент Центра политических технологий

Фото ТАСС/ Станислав Красильников













  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Хайли лайкли 2020
14 ЯНВАРЯ 2020 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
В России надо жить долго. И вставать рано. Тогда, бог даст, что-нибудь поймешь в ее устройстве. А может, и не поймешь. Около 7 утра 11 января по новостным лентам прошло сообщение, что иранские военные выступили с заявлением по ТВ. Признали, что украинский самолет все-таки был сбит ими. Непреднамеренно, человеческий фактор. О чем сутки ранее с разной степенью уверенности высказывались первые лица Канады, США и Британии. Хайли лайкли. К сожалению, всякое бывает. Летом 1988 г. американцы тоже сдуру сбили иранский лайнер.
Переход в 2020 год. Режим продолжает разогреваться
10 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
В голове засела фраза от А. Скобова. Он как-то написал, что российский режим находится в стадии «разогрева», а дело в том, что в космологии, когда они «разогреваются», им не до того, чтобы запустить эволюцию жизни. Теоретически ведь для жизни, для того, чтобы безгласные рыбы выползли на берег и превратились в свободных обезьян с Декларацией прав обезьян, планетарному реактору все-таки надо немножко поостыть. Так и в «политической космологии»: «разогреваясь», режим усугубляет свои базовые черты, на что был изначально нацелен. Сам и привыкает к ним, обучается использовать на корпоративную пользу, воспитывает адаптивное поколение, которое иной жизни не знает.
«Только бы не было войны»
9 ЯНВАРЯ 2020 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год принёс две противоположные, хотя и взаимосвязанные тенденции. С одной стороны, если по-ленински, в «низах» заметна активизация, оживление общественной жизни. Молодежи, прежде всего студенческой, явно надоело пассивно наблюдать то, что происходит в стране. То есть они бы, конечно, наблюдали со скучающими лицами, но как-то внезапно поняли, что это их непосредственно касается, что они не зрители, а участники представления. И, соответственно, повели себя как участники. Но не только молодежь с ее возрастной эмоциональностью и пониженным чувством опасности. Негромко и глуховато заворчали и взрослые люди в регионах, раздражённые ростом цен, экологией и тотальным беззаконием.
Накануне счастья
8 ЯНВАРЯ 2020 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
В 2020 году произойдет, как известно, масса всего хорошего. Средняя зарплата 2700 долларов, квартиры у каждого по сто метров, полет то ли на Марс, то ли на Луну, точно не помню. Сам Путин обещал! Если чего-то из этого не случится, то только из-за антинародной деятельности авторов и читателей «ЕЖа». А так бы, да, конечно! А что произошло в 2019-м? Если бы Бог (в которого я не верю) посмотрел сверху и подвел итог тому, что произошло на этой маленькой планете за время ее полного оборота вокруг выделенной ей звезды, то он бы, думаю, прежде всего обратил внимание не на Россию, а на Венесуэлу, Боливию и Гонконг. Там, как в 2011 году у нас, люди выступают не столько за какие-то политические идеи, сколько за собственное достоинство. За право быть людьми, а не скотом, которому скармливают любую ложь. Думаю, Ему должно понравиться.
Сыновей примеривают во власть
7 ЯНВАРЯ 2020 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Россия и Таджикистан — лишь эти две страны постсоветского пространства входят в двадцатые годы двадцать первого века в том же формате власти, что сформировался еще в веке двадцатом. Это звучит удивительно, но это так. Эмомали Рахмон и Владимир Путин, практически полные ровесники, родившиеся с разницей в два дня, 5 и 7 октября 1952 года, правят своими государствами с прошлого века, Рахмон с 1992 года, Путин с 1999-го.
Церковь раздора
6 ЯНВАРЯ 2020 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Прошедший 2019 год оказался для Русской православной церкви (РПЦ) довольно травматичным. Главная травма — автокефалия ПЦУ, конечно. Все силы были брошены на то, чтобы другие поместные церкви эту автокефалию не признали, однако увы… За Вселенским патриархом Варфоломеем, который и даровал украинской церкви томос об автокефалии в самом начале 2019 года, последовала Элладская церковь, затем имя главы ПЦУ Епифания внес в свои диптихи Александрийский патриархат. С Константинополем РПЦ решительно разорвала отношения, однако дальше уже вела себя более сдержанно: под запрет попали только те епископы Элладской и Александрийской церквей, которые поминают Епифания...
Удовлетворительно?
6 ЯНВАРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Удовлетворяют ли итоги 2019 года россиян? Смотря кого. Если гражданин принадлежит к власть имущим и ему удалось перевести за бугор еще пару миллиардов, украденных из средств, собранных с налогоплательщиков, то почему нет? И даже если деньги вывез честный российский бизнесмен, которому надоело платить дань силовикам, и он решил перенести свой бизнес в Европу, то он тоже может быть доволен. Отток капитала из России в частном секторе в январе-июле 2019 г., согласно оценке ЦБ РФ, вырос более чем в 1,6 раза по сравнению с аналогичным периодом 2018 г. до 28 млрд. долларов. Во второй половине года отток капитала из России продолжился.
Итоги года. Я/МЫ
4 ЯНВАРЯ 2020 // АНТОН ОРЕХЪ
Жанр ежегодного итогового текста похож на жанр итоговой речи за новогодним столом, когда семья или друзья говорят о том, чего достигли, что пережили, преодолели, сделали или не смогли сделать, — и выражают уверенность, что в следующем году что-то обязательно изменится к лучшему, наладится, а все плохое останется навсегда в году уходящем.Не так часто мы потом вспоминаем эти слова. Новые дни, новые заботы. Иллюзии быстро развеиваются, хотя всегда есть и что-то приятное в нашей жизни! Я вот ради интереса пробежался по своим же прежним текстам — и не только своим. Они, с одной стороны, полны фраз типа «как это все достало», как страна и народ подходят к пределу терпения, как власть всё больше шатается из стороны в сторону, как всё ближе перемены и всё явственнее в воздухе запах свободы.
Год рассерженных людей
3 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2019 год стал годом рассерженных людей, выражавших свой гнев разными способами. Людей, не вписавшихся в глобальный мир или ощущающих себя на его глубокой периферии, обладающих невысоким социальным капиталом и не доверяющих политическим элитам и мейнстримным медиа. В Великобритании это были выборы. Рассерженные люди голосовали за «Брэксит» вопреки мнению лондонских интеллектуалов, выступавших за сохранение членства страны в объединенной Европе. Если взглянуть на электоральную карту Англии (без Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии), то она почти вся синяя — в цветах консерваторов, которые перехватили лозунги «брэкситеров».
Зима патриарха. Бесконечная
3 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В канун 2019-го Владимир Путин назвал успешное испытание гиперзвукового планирующего блока «Авангард» наилучшим подарком российскому народу. Традиция, похоже, прижилась. Уже в этом году итоговая коллегия Минобороны, в которой участвовал главный начальник страны, разительно отличалась от предпраздничных встреч Путина с чиновниками, отвечающими за другие сферы — за экономику, за социалку. Выяснилось, что национальные проекты не реализуются, модернизация здравоохранения сделала медицинскую помощь недоступной, а в области образования страна откатилась на сороковые места международных рейтингов. Но подведомственному населению не стоит переживать.