Украина
02 декабря 2021 г.
Накануне минской встречи — увещевания сменяются ультиматумами
11 ФЕВРАЛЯ 2015, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Давно Европа не знала такой дипломатической суеты. Общий нервный фон накануне минских переговоров глав четырех стран — Украины, России, Германии и Франции (так называемый нормандский формат), — намеченных на среду, подогревается прессой и телевидением. Словосочетания типа «последний шанс» или «мир на пороге большой войны», обрушивающиеся на телезрителей, читателей и слушателей, призваны подчеркнуть драматизм момента. Впрочем, почему именно этот шанс последний и что действительно свидетельствует о скором приближении «большой войны» в Европе, никто толком объяснить не может и не пытается…

В последние дни даже профессионалам политической экспертизы порой бывает не просто уследить за многочисленными переговорными форматами, предшествующими минскому саммиту. В самом Минске во вторник заседает контактная группа, противоборствующие стороны обмениваются меморандумами, расходятся на перерыв, но так больше и не собираются. В Берлине заседают главы внешнеполитических ведомств. Меркель летит в Америку, где проводит переговоры с Обамой, по итогам которых стороны заявляют, что у них единый подход к «украинскому кризису»… Наконец, в ночь со вторника на среду Обама звонит Путину. В прессу просачиваются слухи, что базой для будущего перемирия стали договоренности по созданию внушительной (до семидесяти километров) демилитаризованной зоны, прекращение боевых действий и отвод тяжелой боевой техники. Но это — на поверхности. Ключевые вопросы, обсуждаемые на предварительных переговорах, не разглашаются.

«Время акцентирования внимания на морально-нравственном аспекте этого конфликта прошло, — рассказал в беседе с обозревателем «ЕЖа» один из западных дипломатов, работающих в Москве, — никто больше не будет пытаться объяснить российскому руководству, почему в современном мире недопустимо использовать инструментарий, позаимствованный из прошлого столетия. Теперь разговор станет вполне конкретным, без эмоций. Вы делаете то-то и то-то, а мы тогда поступаем следующим образом. Если вы этого не делаете, то последствия наступают такие-то и такие-то. То, что Москва транслирует для внутреннего потребителя, — ее личное дело. Если граждане России верят, что российских войск в Украине нет и Кремль не нарушает территориальной целостности соседней страны, то это внутреннее дело России. Подобные высказывания министра Лаврова на международных площадках впредь будут демонстративно игнорироваться. Мы считаем их ничтожными и оскорбительными».

Понятно, что в Кремле не готовы к разговору в подобном тоне и политика «принуждения к миру» неминуемо повлечет за собой ответную реакцию. Впрочем, надо отдавать себе отчет в том, что детали этой новой «ультимативной фазы» отношений между Россией и Западом все рано останутся за кадром. Мы сможем лишь по внешним признакам судить о том, имеет она успех или нет. Другими словами — по тому, как будет развиваться «мирный процесс».

Тут еще важно понимать, что санкционный арсенал далеко не исчерпан и перспектива отключения России от банковского коммуникационного сервиса под общеизвестным нынче названием «Свифт» — вовсе не самая страшная угроза. Например, со стороны Запада еще ни разу в публичном пространстве не прозвучало слово «эмбарго». Но вряд ли стоит сомневаться в том, что, если Россия продолжит экспансию в отношении Украины, Запад всерьез задумается о применении этого инструмента давления.

Так чего же Запад потребует от Путина прямо в среду? Думаю, основным вопросом станет не увеличение размеров демилитаризованной зоны или отвод тяжелой техники… Ключевая проблема, решение которой действительно может остановить войну на Донбассе или, по крайней мере, остановить ее эскалацию — установление международного контроля над всеми пунктами пропуска вдоль российско-украинской границы. Без этой меры любые договоренности будут носить чисто декларативный характер.

А о том, насколько успешными окажутся переговоры в Минске, судить можно будет очень скоро. И не только по ситуации непосредственно в зоне боевых действий. А еще, например, по тому, начнут ли США в ближайшее время поставлять оружие Украине. При этом военные эксперты говорят о том, что сами по себе такие поставки совершенно бессмысленны, если к боевой технике не будут придаваться инструкторы. Почему не предположить, что в армии США найдутся добровольцы, которые захотят провести отпуск в Украине?..




Фото: президент Франции Франсуа Олланд, канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Украины Петр Порошенко и президент России Владимир Путин. ТАСС/ Михаил Метцель












  • Аркадий Дубнов: Отвлечь внимание маленькой победоносной войной было бы полезно. Но всё-таки минусов для Кремля тут слишком много, и они перевешивают плюсы.

  • "Эхо Москвы": Аналитики отмечают, что к границам сводится техника в настораживающем количестве, что лишь с натяжкой можно попробовать объяснить перевооружением действующих частей. 

  • Хроники апокалипсиса: Местные вооруженные формирования на Донбассе небоеспособны и деморализованы. Это даже не военные подразделения, а какой-то сброд.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Война до востребования
25 НОЯБРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот уже почти две недели весь мир обсуждает возможность новой российско-украинской войны. Агентство Bloomberg сообщило о предупреждении, которое были направлено вашингтонской администрацией своим европейским союзникам. Руководство США допускает, что в России обсуждают возможность осуществления вторжения на Украину в январе-феврале следующего года. Агентство сообщило, что Россия сконцентрировала на украинской границе свыше 100 тысяч военнослужащих. Сообщалось также, что российские войска могут начать атаку на всем протяжении российско-украинской границы...
Прямая речь
25 НОЯБРЯ 2021
Аркадий Дубнов: Отвлечь внимание маленькой победоносной войной было бы полезно. Но всё-таки минусов для Кремля тут слишком много, и они перевешивают плюсы.
В СМИ
25 НОЯБРЯ 2021
"Эхо Москвы": Аналитики отмечают, что к границам сводится техника в настораживающем количестве, что лишь с натяжкой можно попробовать объяснить перевооружением действующих частей. 
В блогах
25 НОЯБРЯ 2021
Хроники апокалипсиса: Местные вооруженные формирования на Донбассе небоеспособны и деморализованы. Это даже не военные подразделения, а какой-то сброд.
Накануне «большой войны»?
28 ОКТЯБРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Киев явно пытается перехватить инициативу в пропагандистской войне на Донбассе. Еще недавно казалось: на ближайшие месяцы юго-восток Украины гарантирован от широкомасштабных боевых действий, развертыванием которых еще весной угрожала Россия. Осенне-зимний период с неизбежной грязью и распутицей – не лучшее время для начала «большой войны». Стороны обречены на мелкие стычки в спорных районах, ограниченные перестрелки, да обмен жесткими заявлениями. Оценив, очевидно, все эти обстоятельства и отсутствие у противной стороны намерений начинать «большую войну», Киев решил одержать маленькую локальную победу. 
Прямая речь
28 ОКТЯБРЯ 2021
Алексей Макаркин: Ни одной из сторон не выгодно распутывать всю цепочку, кто в кого стрелял – в таких перестрелках на линии фронта никогда нет правых и виноватых. 
В СМИ
28 ОКТЯБРЯ 2021
«Коммерсант»: Украина ударно продемонстрировала плоды военной дружбы с Турцией.  
В блогах
28 ОКТЯБРЯ 2021
 vova_maltsev: Задачей миссии было не нанесение максимального физического урона, а нанесение максимального морального урона максимально низкими затратами. Эта цель выполнена. 
Поговорить не значит договориться
15 АПРЕЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Телефонный разговор президентов России и США не привел, вопреки надеждам оптимистов, к деэскалации ни в вопросе Украины, ни в отношениях между двумя странами. Поступающая информация выглядит довольно противоречивой. Так, американские СМИ сообщают, что в ближайшее время будут введены санкции против России. Санкции, которые, по версии агентства Bloomberg, включат не только ставшие уже рутиной рестрикции в отношении конкретных физических лиц и конкретных организаций, а меры, запрещающие американским банкам операции с суверенным долгом России. 
Прямая речь
15 АПРЕЛЯ 2021
Андрей Колесников: Риск эскалации есть всегда, он в крови у нынешних кремлёвских и лубянских. Но какие-то барьеры для этого всё-таки есть, и их смог хотя бы на время выстроить Байден.