Хозяева страны
19 января 2020 г.
Васильева может не отделаться условным сроком
30 АПРЕЛЯ 2015, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Похоже, громкое дело «Оборонсервиса», послужившее причиной отставки экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, становится ареной борьбы силовых структур. Одни настроены спустить дело на тормозах и отпустить фигурантов с большими, но условными сроками. Другие добиваются примерного наказания  бывшего начальника департамента имущественных отношений Минобороны (ДИО) Евгении Васильевой. Как удалось выяснить газете «Коммерсант», в отношении нее было возбуждено новое уголовное дело по факту продажи по заниженным ценам сельскохозяйственного предприятия ОАО «Ленинградское», расположенного в Краснодарском крае.

По данным газеты, до мая 2009 года «Ленинградское», располагавшее 4,8 тысяч га посевных площадей и 2,2 тысяч голов скота, имело статус федерального государственного унитарного сельскохозяйственного предприятия Северо-Кавказского военного округа. Затем его акционировали, включив в военный холдинг «Агропром». Потом сельскохозяйственный актив Минобороны был признан непрофильным и с разрешения экс-министра обороны Анатолия Сердюкова реализован. Сделку подготовила и провела Васильева при участии других подсудимых по первому делу «Оборонсервиса». Причем ОАО было продано по заниженной цене - ущерб превысил 1,2 млрд рублей. Прокуроры передали материалы в главное военное следственное управление СКР, которое возбудило уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупном размере».

Таким образом, даже если Пресненский суд, в котором заканчивается рассмотрение первого уголовного дела в отношении Евгении Васильевой, приговорит обвиняемых к условным срокам, как того требует прокуратура, избежать реального заключения фигурантам дела будет не так-то и просто. Ситуацию «Ежедневному журналу» комментирует Александр Гольц:

Это отражение того, что в верхах продолжается борьба вокруг «дела Васильевой» и как относятся к Анатолию Ивановичу Сердюкову и его наследию. Более-менее очевидно, что весь этот процесс не имеет ровным счётом никакого отношения к борьбе с коррупцией, поскольку и Васильева, и её шеф вели обычную жизнь, характерную для путинской элиты. Ничего чрезмерного они не совершали. Кроме того, характер обвинений, строящихся на том, что какая-то собственность была продана дешевле, чем могла быть продана – это, конечно же, самое зыбкое, что только можно себе представить. Потому что при доказывании вины в этом случае надо учитывать гигантское количество разных факторов: рыночную ситуацию в данный конкретный момент, экономическое положение в стране и так далее. Понятно, что в таких условиях эксперт может прийти к любому необходимому выводу в соответствии с желаниями того, кто заказал ему экспертизу.

По-видимому, сейчас в схватке сошлись два бюрократических клана. Один хочет безусловного осуждения Васильевой, чтобы тем самым окончательно вбить гвоздь в крышку гроба сердюковских реформ. А другой считает, что допустить этого никак нельзя. И поэтому несчастные судейские, получающие разные звонки из разных «башен Кремля», страшно мучаются необходимостью какого-то выбора между противоречащими руководящими указаниями. С этим и связано безумное решение, предложенное прокуратурой: 8 лет за хищение в особо крупном размере, но условно. Объяснить это чем-либо, кроме борьбой в верхах, невозможно.

Но очевидно, что тот клан, который не удовлетворён таким приговором, которому нужно, если называть вещи своими именами, иметь заложника, немедленно начинает второе, третье, четвёртое дело.







Фото
Антона Новодережкина/ТАСС













  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Время в котором стоим
15 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».