Путин перестает быть изгоем
17 НОЯБРЯ 2015, АРКАДИЙ ДУБНОВ

ТАСС

Нынешний, турецкий саммит «большой двадцатки» разительно отличается от предыдущего, австралийского. Если в Брисбене Путина старались не замечать, руки не подавали и рядом не садились, в Анкаре все было совсем по-другому. Путин провел ряд двусторонних встреч, включая короткий разговор с американским президентом Обамой, поучил мировых лидеров, как надо бороться с терроризмом, пообещал предоставить трехлетнюю рассрочку по украинскому долгу и не бомбить силы сирийской непримиримой оппозиции, которые воюют против ИГИЛ. Путину улыбались и жали руку, его усаживали на почетные места, а президент пострадавшей от террористической атаки Франуии Франсуа Олланд и вовсе засобирался в Россию, чтобы сколотить новую антитеррористическую коалицию с участием Москвы и Вашингтона. Уже после «двадцатки» Путин признал, наконец, что катастрофа российского «Боинга» над Синайским полуостровом была результатом террористической атаки. Однако теперь, после парижских событий, этот теракт выглядит уже совсем по-другому и ставит Россию в один ряд с другими странами Запада. Перспективы прорыва международной изоляции Путина и его возвращения в мировую политику для «Ежедневного журнала» анализирует 
политолог Аркадий ДУБНОВ:

На саммите Путин максимально воспользовался «окном возможностей» для устранения изгойства, которое стало результатом действий на Украине. Его успех лучше всего иллюстрируется словами «не было счастья, да несчастье помогло». Теракт в Париже, а перед этим чудовищный взрыв самолёта А321 над Синаем сделали то, что не удавалось мирной и последовательной дипломатии. Путин вернул себе статус влиятельного мирового игрока, с чьим мнением считается президент США, что продемонстрировала неформальная встреча в Анталии и признание важности военных усилий России в Сирии, которое приписывают Обаме.

Понятно, что Путину вряд ли удастся вернуть политическое и тем более человеческое доверие западных лидеров. Его непредсказуемость и готовность к радикальным действиям не могут не нервировать западное общественное мнение, которое в значительной мере определяет действия политиков. Но именно это общественное мнение и подтолкнуло Обаму, Кэмерона, Олланда и отчасти Меркель к необходимости демонстрировать готовность сотрудничать с Россией в сфере противостояния мировому терроризму. При этом Запад выбирает осторожность, на следующий же день после окончания саммита Вашингтон и Лондон призвали Москву к полному расследованию «дела Сергея Магнитского», напомнив о необходимости навести порядок в системе российского правосудия. Очевидно, что это призвано сгладить эффект от видимого успеха Путина на саммите в Анталии и обозначить остающиеся серьёзные претензии к Москве.

ТАСС

Недоверие к позиции Кремля может быть обусловлено ещё и тем, что не слишком последовательным и честным выглядит предложение России создать единый список террористических организаций в свете отказа признать таковыми ХАМАС и «Хезболлу». Россия настаивает на том, что они были избраны народом, и поэтому не могут считаться террористическими, но в Израиле говорят, что нацисты тоже пришли к власти на выборах. Понятно, что Москва в данном случае преследует политические цели, она не может признать террористами тех, с кем находится в одном окопе в противостоянии с ИГИЛ. «Хезболла» – ближайший вассал Ирана, который, в свою очередь, является союзником Москвы.

Что касается перспектив смягчения санкций в ответ на участие России в войне против ИГИЛ, то это, несомненно, является конечной целью сегодняшней политики Кремля. Путин отчётливо дал понять, что он ожидает от Запада соответствующей реакции в ответ на готовность отстрочить выплату долга Украины. Но наивно считать, что для Запада это является достаточным условием. Там по-прежнему будут настаивать на полном выполнении Минских соглашений, в том числе – на переходе под международный контроль границы.


Фото:
1. Турция. Анталья. 15 ноября 2015. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, президент США Барак Обама, президент Бразилии Дилма Руссефф, президент России Владимир Путин и президент Южной Кореи Пак Кын Хе (слева направо) во время совместного фотографирования глав государств - участников "Группы двадцати" в гостинице "Регнум Карья Отель". Михаил Метцель/ТАСС
2. Ria-Novosti/Pool/ Zuma\TASS














  • Сергей Цыпляев: При всех наших амбициях мы не являемся глобальной державой и должны сосредоточиться на обеспечении собственной безопасности...

  • «Коммерсант»: ШОС обретает дополнительный смысл своего существования — как гарант региональной стабильности перед лицом внешних происков и угроз...

  • М. К. БХАДРАКУМАР: Иными словами, AUKUS - это большая ставка Австралии на политику США. А что, если через три года в Белый дом войдет кто-то вроде Дональда Трампа? 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Прямая речь
23 СЕНТЯБРЯ 2021
Сергей Цыпляев: При всех наших амбициях мы не являемся глобальной державой и должны сосредоточиться на обеспечении собственной безопасности...
В СМИ
23 СЕНТЯБРЯ 2021
«Коммерсант»: ШОС обретает дополнительный смысл своего существования — как гарант региональной стабильности перед лицом внешних происков и угроз...
В блогах
23 СЕНТЯБРЯ 2021
М. К. БХАДРАКУМАР: Иными словами, AUKUS - это большая ставка Австралии на политику США. А что, если через три года в Белый дом войдет кто-то вроде Дональда Трампа? 
Холодная война в теплых морях
23 СЕНТЯБРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Никуда не уйти от того факта, что на огромный Индо-Тихоокеанский регион надвигается цунами новой холодной войны. Вашингтон и Пекин взяли курс на прямое противостояние. Однако эта новая глобальная конфронтация представляется совершенно иной, нежели первая холодная война. Уникальным является то, что главные антагонисты – Китай и США –в то же время важнейшие экономические партнеры друг для друга, поэтому представить между ними прямое военное столкновение (а именно оно и лежит в основе концепции холодной войны) довольно трудно. Пока что сформировавшиеся в регионе альянсы выглядят скорее как клубы по интересам
«Выборы» по сирийской модели
15 СЕНТЯБРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин и Асад: что они натворили в Сирии. Президентские «выборы» в России-2024: сирийский опыт. Заблокированы сайты «УГ» и досье на кандитатов от МБХ: на что теперь смотреть? Сколько стоит один голос политического пролетария? 86 лет назад, 15 сентября 1935 года, по Нюрнбергским законам полмиллиона немецких евреев были лишены гражданства и государственным символом Германии стала свастика. Закон о гражданине Рейха, принятый 15 сентября 1935 года, разделил население Германии на граждан, «принадлежащих к немецкой или родственной крови», и подданных государства, «принадлежащих к расово чуждым племенам».
Прямая речь
15 СЕНТЯБРЯ 2021
Алексей Малашенко: Основная задача России сейчас – остаться в Сирии. Россия всё время говорит, что она великая держава, но нигде, кроме как на Ближнем Востоке, показать это не получается...
В СМИ
15 СЕНТЯБРЯ 2021
"Коммерсант": О состоявшихся в понедельник переговорах Владимира Путина и Башара Асада пресс-служба президента РФ сообщила лишь утром следующего дня.
В блогах
15 СЕНТЯБРЯ 2021
Воександр Братерский: Молния Башар Асад обещал Владимиру Путину обеспечить трехдневное голосование в Сирии и на Голанских высотах !
Картежники, или История нежной мужской дружбы
10 СЕНТЯБРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин и Лукашенко опять сыграли в дорожные карты — кто выиграл? «Я попросил вас подъехать, Александр Григорьевич». С этих барских слов Путин начал публичное общение с Лукашенко перед очередной, уже пятой по счету в этом году, встречей с президентом Беларуси. Так он обращается к своим холуям, бывшим охранникам, которых он назначает губернаторами. Никогда раньше Путин не мог позволить такой стиль общения с Лукашенко. Теперь Лукашенко проглатывает все, или почти все, и послушно кивает.
Прямая речь
10 СЕНТЯБРЯ 2021
Константин фон Эггерт: Главное для Владимира Путина – получить формализованное согласие на создание российских военных баз на территории Беларуси...