Итоги года
23 сентября 2021 г.
Итоги года. Кудрин или Глазьев
2 ЯНВАРЯ 2016, МАКСИМ БЛАНТ

zlatkovsky.ru

Конец 2015 года преподнес российской экономике весьма неприятный сюрприз. После отказа ОПЕК начать сокращение добычи до того, как на аналогичные ограничения пойдут независимые экспортеры, нефтяные котировки отправились в свободное падение. Североморская смесь Brent, к которой привязаны российские сорта, ушла ниже 40 долларов за баррель, сделав актуальным стрессовый сценарий от российского ЦБ, а потом и вовсе упала к многолетним минимумам, фактически повторив «антирекорд» 2008 года на уровне 36,5 доллара за баррель. Российская валюта, как и в декабре 2014 года, последовала вслед за нефтью: доллар подскочил выше 71 рубля, а единая европейская валюта – выше 78. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина по телевизору доступно объяснила россиянам, что доллары и евро им совершенно ни к чему, поскольку получают и тратят они преимущественно рубли. А министр финансов Антон Силуанов предупредил, что падение может продолжиться, нефть способна уйти и ниже 30 долларов, и всем нам пора готовиться к «непростым временам».

Самое неприятное, что слова Силуанова никоим образом не являются традиционной для российских министров финансов «страшилкой», направленной на обуздание аппетитов лоббистов всех мастей. Надежды на то, что котировки вернутся выше 50 долларов и позволят Минфину спокойно исполнить бюджетные обязательства выборного года, с каждым днем все призрачней. Серьезно урезать социальные расходы или обложить дополнительными налогами бизнес, в виду все тех же политических обстоятельств, правительству никто не даст. Решать проблемы излюбленным способом – при помощи девальвации – тоже не выйдет: доллары и евро россиянам, конечно, ни к чему, но за курсом в стране все следят весьма пристально. Это создает предпосылки для смены правительства и руководства ЦБ, которые давно уже подвергаются критике и справа, и слева, а в последнее время еще и снизу достается все сильнее. Тезис о необходимости структурных реформ уже навяз в зубах, вот только реформы каждый понимает по-своему. Реализация негативного сценария будет означать смену курса, и лучше заранее понимать, в какую сторону эта смена будет направлена и к каким последствиям может привести. Наиболее проработанных вариантов реформ по сути два – либеральный и дирижистский. С известной долей условности можно обозначить их, как «премьер Кудрин» и «премьер Глазьев». Оба претендента в конце 2015 года озвучили свои программные тезисы, которые имеет смысл рассматривать.

ПРЕМЬЕР КУДРИН

Никаких волшебных рецептов глава Комитета Гражданских инициатив не предлагает и легкой жизни в ближайшем будущем не обещает. Структура экономики, по словам Кудрина, осталась несовершенной и быстро изменить ее не получится. Придется принимать непопулярные решения, вроде повышения пенсионного возраста. И это далеко не все малоприятные новости. Необходимо пересмотреть все нынешние бюджетные приоритеты. «Нам надо раза в три увеличить расходы на инфраструктуру. Нужно на 3% ВВП увеличить вложения в человеческий капитал и на 3% ВВП снизить субсидии и социальные расходы, сделать их более адресными», — заявил экс-министр финансов 7 декабря, выступая на конференции в Лондоне, организованной Московской биржей и банком UBS. О необходимости сокращения военных расходов в этот раз Кудрин не говорил, однако, памятуя, что именно невероятно раздутая программа перевооружения российской армии стала одной из главных причин его отставки, можно не сомневаться, что поумерить аппетиты военному лобби придется.

ТАСС

Впрочем, бюджетная реформа – далеко не главная, которую предлагает Кудрин. Он призывает к децентрализации властных и бюджетных полномочий и перераспределению их в пользу регионов. Необходимы стране и институциональные реформы, без которых любые экономические преобразования будут иметь минимальный эффект. Бывший соратник Кудрина по правительству реформаторов, глава Сбербанка Герман Греф, выступая в начале декабря в Совете Федерации, был еще более категоричен, заявив, что вся система государственного управления в стране подлежит замене и без этого приступать к каким бы то ни было реформам бессмысленно.

Несмотря на предлагаемые непопулярные меры, предоставление Кудрину карт-бланша на проведение экономических и, главное, политических реформ уже само по себе может принести положительный эффект. По крайней мере, для инвесторов это могло бы стать сигналом к тому, что риски вложений в российскую экономику снижаются. Об отмене санкций со стороны западных стран говорить не приходится, но и ужесточения можно было бы не опасаться. Нормализация отношений с «враждебным окружением» снизила бы связанные с Россией геополитические риски. И при благоприятном стечении внешних обстоятельств команда под руководством Кудрина имела бы неплохие шансы повторить успех первой половины 2000-х, тем более что нынешняя ситуация в экономике вполне сопоставима с тем, что можно было наблюдать в конце 1998 – начале 1999 года.

ПРЕМЬЕР ГЛАЗЬЕВ

Озвученный в конце октября на заседании Столыпинского клуба доклад советника президента Сергея Глазьева выглядит куда как эффектнее, что может сыграть свою роковую роль в преддверие парламентских выборов. Темпы роста на уровне 10% в год для России вполне достижимы. И для того, чтобы к ним приблизиться, нужно решительно отказаться от режима строгой экономии и начать стимулировать. Правда, стимулировать не всех подряд, а только те отрасли, которые укладываются в рамки «новой индустриализации» — агропромышленный комплекс, автомобилестроение, производство стройматериалов, высокотехнологичное машиностроение, информационные технологии, химию и нефтехимию и, конечно, оборонно-промышленный комплекс.

ТАСС

Над вопросом, откуда взять деньги на все это стимулирование, задумываться долго не стоит. Их необходимо попросту напечатать. А чтобы свежеотпечатанные рубли невзначай не появились на валютном рынке и не спровоцировали обвал национальной валюты, необходимо зафиксировать курс доллара на какой-нибудь не слишком низкой планке (в первые пять лет реформ властям рекомендуется поддерживать реальный эффективный курс рубля, заниженный хотя бы на 10% по отношению к корзине валют основных торговых партнеров) и ограничить хождение в стране иностранной валюты. Инфляция Глазьева и его единомышленников по Столыпинскому клубу не смущает, ЦБ, по их мнению, должен отказаться от таргетирования инфляции и перейти к «таргетированию роста».

Не чужды Глазьеву и либеральные идеи. Так, он ратует за то, чтобы покончить с «экономикой сырьевых и финансовых гигантов и монополистов», а естественные монополии превратить в инфраструктурные компании.

Реализация этой или подобного рода программы могла бы стать эффектной кульминацией экономической катастрофы, к которой Россия неминуемо приближается в последние годы. Переход от высоких темпов инфляции к гиперинфляции на фоне азартного «освоения» отраслевых субсидий вернул бы страну уже не в 1999 год, а во времена «социализма с человеческим лицом». С той лишь разницей, что при СССР скрытая инфляция трансформировалась в тотальный дефицит. Страну пришлось бы закрыть, поскольку паническое бегство капиталов могло бы вылиться уже в массовое бегство капиталистов и «креативного класса». Среди оставшихся пришлось бы поддерживать высокий градус ура-патриотизма, который заставлял бы сплотиться перед лицом враждебного окружения. А временные экономические трудности вполне уместно было бы списать на происки «пятой колонны» и «агентов влияния», которых при премьере Глазьеве ждало бы неизбежное разоблачение и примерное наказание.

Фото: 1. Графика Михаила Златковского.
2. Россия. Санкт-Петербург. 18 июня 2015. Декан факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета Алексей Кудрин во время панельной сессии "Экономика: честные ответы на злободневные вопросы" в рамках XIX Петербургского экономического форума. Валерий Шарифулин/ТАСС
3. Россия. Сочи. 3 октября 2015. Советник президента РФ Сергей Глазьев и уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов (слева направо) на заседании Столыпинского клуба "Россия. Экономика в условиях глобальной нестабильности. Ресурсы роста" в рамках XIV Международного инвестиционного форума "Сочи-2015" в главном медиацентре на территории Олимпийского парка. Сергей Фадеичев/ТАСС
















  • Виктор Шендерович: Российская власть перестала держать лицо и окончательно перешла на блатные прихваты.
    «Кому он нужен, хе-хе»...

  • 2020 в фотографиях СМИ: главные фотографии 2020 года по версии редакций «Медузы», «Дождя», «Коммерсанта»

  • Кирилл Рогов: этот год... стал годом окончательного пере-учреждения России как диктатуры...
    Сергей Пархоменко: Премия "Редколлегия" о последних лауреатах этого года...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медийные итоги 2020 года
11 ЯНВАРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Трамп vs Twitter, Соловьев vs YouTube, Евросоюз vs TV Russia, Христо Грозев vs ФСБ, Л.А. Пономарев – это иностранное СМИ и другие безумства не желающего уходить года Стой же, слезай с коня! Стой и не шевелись! Я тебя породил, я тебя и убью! – сказал Twitter и навсегда заблокировал аккаунт Дональда Трампа… Год за номером 2020 от рождества Иисуса Христа по своему характеру очень похож на 45-го президента США. Такой же вздорный, скандальный, а главное, как Трамп не хочет уходить из Белого дома, так и 2020-й категорически отказывается уходить в историю. Вся первая неделя 2021 года была фактически частью декабря 2020-го.
Итоги года. Со мной все ясно
9 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Предложение написать итоги года для «ЕЖа» сначала вызвало у меня некоторую растерянность. Писать о политике в российское издание мне показалось трудным, ведь я не был в России три с половиной года и не только российскую, будем считать, политику, но и вообще российскую жизнь больше не чувствую, а сделанные на большом расстоянии наблюдения постороннего человека вряд ли кому-то интересны. Но тут подоспели некоторые новости, которые я ощутил как касающиеся меня лично. Сначала в последние дни декабря я послушал интервью с Сергеем Гуриевым, которое он к тому же дал моему собственному сыну в подкасте «Короче». Так вот, популярный экономист и уважаемый оппозиционер назвал людей, сомневающихся в способности России в короткий исторический срок встать на путь прогрессивного цивилизационного развития, русофобами.
Итоги года. Константы и Конституция
8 ЯНВАРЯ 2021 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
«Медиалогия» сообщает, что в 2020 году российские сети чаще всего обсуждали коронавирус: 304 млн сообщений. Это форс-мажор, поэтому пандемию оставляем в стороне. На втором и третьем местах (по сути на первом и втором) обнуленная Конституция и кризис в Беларуси – по 19 млн высказываний. Отравление Навального замыкает тройку с 9 млн. Странно, учитывая, что два его последних видео набрали по 20 с лишним млн просмотров. Но какие цифры нам дают, те и обсуждаем. В любом случае тенденция понятна: помимо ковида, рейтинг возглавляют три чисто политических сюжета. Сограждане проснулись? Нет, еще не совсем.
Итоги года. К алтарю брассом
7 ЯНВАРЯ 2021 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Церковь, о которой весь прошедший год почти ничего не было слышно — если не считать борений со Среднеуральским монастырем и споров вокруг проблемы служить или не служить в период пандемии и если служить, то как, — под конец года вдруг оживилась и резво лишила сана череду священников и одного целого митрополита. Настоятель храма Михаила Архангела в Жуковском Алексей Агапов сам еще в августе попросился «на свободу», ибо церковь, в которую он пришел «в свои 17 (то есть 30 лет назад — С.С.), была иным пространством, чем сейчас. То было пространство позволения и приглашения к великому простору чуда. И это пространство, на самом деле, было создано всеми нами, нашим общим выбором изменить себя и окружающее. Выбор меняется...
Итоги года. Под прессом государства
7 ЯНВАРЯ 2021 // БОРИС КОЛЫМАГИН
2020 год останется в памяти как время закручивания гаек. Пандемия сократила и без того маленький островок свободы. Если брать религиозную сферу, то возросло давление на религиозные меньшинства. Его испытывают не только новые религиозные движения, такие как Церковь Последнего Завета («виссарионовцы»), но и традиционные конфессии — протестанты и альтернативные православные. Особенно сильно достается Свидетелям Иеговы. Сообщения об очередных обысках, арестах, допросах напоминают сводки с линии фронта. При этом рвение, которое обнаруживают исполнители, свидетельствует не просто о непонимании того, что такое справедливость, а о садистских наклонностях (ибо избиение, шантаж, требования заключения подследственных в СИЗО, когда можно обойтись домашним арестом, говорят именно об этом).
Итоги года. Кремль, отсекая все лишнее, готовится выстраивать «Постсоветское пространство 2.0»
6 ЯНВАРЯ 2021 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Александр Лукашенко, которого Запад перестал признавать в качестве легитимного президента Беларуси, готов через год, в декабре 2021 года, пригласить лидеров стран СНГ в Беловежье, чтобы там отметить 30-летие роспуска СССР. Идея амбициозная, прозвучала она экспромтом на саммите СНГ, проходившем в режиме on-line 18 декабря. Государственные лидеры, собравшиеся там клеточками на большом экране, люди все осторожные, никто даже бровью не повел в ответ на это гостеприимное предложение коллеги. Тем более, что председательствовал на виртуальном форуме президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. Уж кому, как не ему, знать, как привередлива бывает фортуна...
Итоги года. Крысы разбежались, идут быки
5 ЯНВАРЯ 2021 // АНТОН ОРЕХЪ
Сегодня особенно забавно изучать прогнозы на 2020 год. Астрологи, политологи, экономисты — никто не угадал. Только, говорят, какой-то чудо-мальчик из Индии пророчил всё то, что случилось. Но был ли мальчик? Бога своими планами насмешили решительно все. Однако я скромничать не стану. Потому что давал такой прогноз, которому трудно было не сбыться. Благодаря его обтекаемости и пессимистичности, с которыми в России никогда не прогадаешь. Ждать смены режима не приходилось. А при нынешнем режиме не могло быть никаких улучшений в экономике и вообще в жизни. Мы даже не могли просто остаться там, где стояли. Потому что такие режимы, как в России, с возрастом способны лишь деградировать. И чем дальше, тем вульгарнее и стремительнее.
Итоги года. В интересное время живем, товарищи!
5 ЯНВАРЯ 2021 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Говоря об итогах-2020 и перспективах-2021, трудно удержаться от банальностей. Лично для меня в 2020 году не произошло ничего такого, чего бы я не ожидал в плане трендов в 2019-м (конкретно коллизию с отравлением Навального, конечно, никто не ожидал). Хотя были и есть социальные группы, которые, одни, ждали обновленческую революцию, а вторые — что Россия еще больше встанет с колен и побежит с мировой цивилизацией наперегонки, укрепляясь в могуществе. Не случилось ни того, ни другого. Для революции в нынешней России практически отсутствует массовый этический импульс, запускающий процедуры перемен.
Итоги года. Политика в год пандемии
4 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2020 год стал одним из самых бурных и непредсказуемых для российской политики. Последствия принимаемых решений оказались иными, чем предполагали их авторы. Год начался с двух громких событий. Первое – отставка правительства Дмитрия Медведева, которое не справилось с задачей выхода на ощутимый для населения экономический рост. Кроме того, сильнейшим ударом по популярности и премьера, и кабинета в целом стало повышение пенсионного возраста в 2018 году. Слабая протестная активность по этому поводу не означала легитимации этого решения – просто люди пришли к выводу, что выход на улицу ничего не изменит, но может сильно испортить жизнь тем, кто «высовывается». Недовольство ушло вглубь, но не исчезло.
Итоги не радуют...
3 ЯНВАРЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Итоги 2020 года меня не радуют. Мы, россияне, продолжаем идти по гибельному «особому пути», пути противостояния с цивилизованным миром, с правовыми демократическими государствами. Нам это не впервой. Поэтому оценивая итоги прошедшего года, полезно вспомнить историю. Сто лет назад мы поверили в марксистско-ленинскую утопию, изгнали из страны три миллиона образованных и предприимчивых сограждан и очень многих россиян погубили на полях Гражданской войны, в ходе коллективизации и Голодомора, в процессе массовых сталинских репрессий.