Цензура
24 февраля 2020 г.
Репрессивная лингвистика
9 СЕНТЯБРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Мария Олендская

Ассоциация учителей русского языка предложила создать в России еще одно силовое ведомство – лингвистическую полицию. Впрочем, председатель исполкома этой организации, Роман Дощинский, не исключил, что силовики от филологии не обязательно должны образовывать отдельную федеральную структуру, а могут входить в МВД в качестве «отдела в полиции».

«Посмотрите сейчас на название наших кафе, магазинов, — призывает председатель исполкома Дощинский. — Это создает тот самый процент (видимо, процент заимствованных слов – И.Я.), который обеспечивает языковую среду для ребенка. То есть он видит искаженные облики слов, видит слова, где латиница перемешана с кириллицей. И он это впитывает».

Ассоциация учителей русского языка решила, что уговорами и просвещением проблема не решается, что добро должно быть с кулаками, а язык защищен силовыми методами. «У нас есть закон о государственном языке, но там нет пунктов, которые были бы связаны с охраной литературных норм», — обеспокоен Роман Дощинский. И предлагает ввести административную ответственность. За какие именно языковые правонарушения и какую конкретно ответственность надо вводить, учителя русской словесности не уточняют, но судя по прецедентам, видимо, речь идет все-таки не о заточении в узилище, а о штрафах. Впрочем, это как пойдет…

В 2013 году с подобной инициативой выходила фракция ЛДПР. «Замучили этими американизмами, англицизмами, — писал тогда Ж. — Дадим словарь, список слов, которые нельзя употреблять. Будем бить, чтобы у каждого журналиста, ведущего теле- и радиопрограмм, преподавателей, ученых, писателей был на столе подобный список».

Симптоматично, что идеи и предложения, с которыми три года назад выходила ЛДПР и которые тогда не поддержала Госдума, сегодня выдвигает Ассоциация учителей русского языка. Это свидетельствует о том, что в устройстве голов и тех, и других много общего. Там явно существует представление о нормах русского языка как о границах зоны, которую должны охранять пулеметчики на вышках, охранники с собаками, а по лингвистическому периметру непременно надо пустить колючую проволоку, чтобы кто-то из носителей языка не сбежал, и наоборот, враг не пробрался на охраняемый языковой объект.

Борьба с иностранщиной в языке имеет давнюю историю, но русский язык пока успешно отбивался и активно обогащался заимствованиями. Самый знаменитый российский языковой пурист, министр просвещения Александр Шишко, еще в начале 19-го века предлагал заменить «галоши» — «мокроступами», «анатомию» — «трупоразъятием», «бильярд» — «шарокатом», «тротуар» — «топталищем», а «геометрию» — «землемерием». Современники Александра Семеновича изощрялись в придумывании фраз на языке Шишкова, например: «Хорошилище идет по гульбищу с позорища на ристалище в мокроступах», что в переводе с шишковского на русский означает: «Франт идет по бульвару из театра в цирк в галошах».

Попытки бороться за некую искусственно хранимую «исконность» русского языка терпели поражение всегда, и не только в тех случаях, когда за этим стояли чиновники, русский язык которых нормальный человек без перевода понять не в состоянии. Потерпели фиаско, например, подобные попытки  Александра Солженицына, опубликовавшего в 1990 году «Русский словарь языкового расширения», в котором пытался внедрить в обиход слова, по его мнению, незаслуженно забытые. Несмотря на авторитет Солженицына, который он в то время имел в России, попытка «языкового соблазнения» полностью провалилась. Маловероятно, что кто-то использует сегодня солженицынское «брякотун», а если кому и захочется употребить слово «алкота», то его поймут совсем не в том значении, которое есть в словаре Солженицына, где оно означает «голод».

Русский язык сильнее чиновников и авторитетов. Он сам разберется, что и откуда ему заимствовать, а что отбрасывать. Изобрели бы мы компьютер, могли бы всему миру навязать какое-нибудь наше исконное «dumatel», как в свое время запустили по всему свету слово sputnik, а еще во французские кулинарные словари внедрили термин le malossol. Потому что первое высоко летало, а второе оказалось вкусным. Примерно так устроена «языковая интервенция». А вот то, что Ассоциация учителей русского языка повторяет инициативы ЛДПР трехлетней давности, это действительно большая проблема.


Коллаж ЕЖ














  • Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.

  • Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...

  • День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Хлопок вместо взрыва, подтопление вместо наводнения
14 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В своем эссе «Вечный фашизм» Умберто Эко в качестве последнего, 14-го признака фашизма называет новояз, который призван «максимально ограничить набор инструментов сложного критического мышления». Симптомы новояза в путинизме отмечались давно, но по мере сгущения того, что тот же Умберто Эко называет «фашистской туманностью», происходит замещение слов и формируется новый язык, который подлежит изучению как иностранный. «Медуза» 13.02.2020 опубликовала результаты своего расследования, в котором выяснялось, почему в новостях стали писать «хлопок газа» вместо «взрыв газа». 
Прямая речь
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: ...использование более мягких слов вызовет обратный эффект, чего власть вообще не принимает во внимание.
В СМИ
14 ФЕВРАЛЯ 2020
Медуза: Источники «Медузы» в силовых ведомствах и администрации президента говорят, что это целенаправленная политика по внедрению «режима информационного благоприятствования»...
В блогах
14 ФЕВРАЛЯ 2020
День сурка: Это же махровая совчина. Я не испытываю иллюзий насчет СМИ стран первого мира. Но так тупорылая, унылая и бетонножепная брехня - визитная карточка совчины.
О патриотических стукачах и репутации убийц
5 ФЕВРАЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Запрет — это как раз есть то, где человек свободен. Что такое право? Это и есть самая большая несвобода. Я вам могу сказать, что чем больше прав у нас будет, тем менее мы свободны. Поэтому чем больше прав, тем больше несвободы». Елена Мизулина (из выступления в день одобрения Советом Федерации закона об изоляции интернета). Эти слова Елены Борисовны Мизулиной необходимо вписать в Конституцию РФ. Ничего менять не надо, текст выверенный и чеканный. Разве что местоимение убрать — и сразу в Конституцию. Конституция ведь тот основной закон, по которому люди готовы жить и принять его всем сердцем.
Прямая речь
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Работники ФАН — не журналисты, и они сами себя воспринимают по-другому... Они настоящие чиновники, причём скорее напоминающие работников силовых структур.
В СМИ
5 ФЕВРАЛЯ 2020
ФАН: ФАН обратилось в Роскомнадзор с просьбой проверить деятельность «Каспаров.ру» в соцсетях Новый Калининград: УМВД подает в суд на «Новые колеса» из-за статей о гибели Вшивкова
В блогах
5 ФЕВРАЛЯ 2020
Андрей Збарский: Вместо удаления все причастных к пыткам и убийствам в места заключения...
Про наивных продюсеров телеканала ТНТ
12 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Новость о том, что телеканал ТНТ начинает показ нашумевшего сериала «Слуга народа», главную роль в котором исполнил нынешний президент Украины Владимир Зеленский, выглядела как громкая сенсация. В последовавшем менее чем через сутки сообщении об изъятии данного кинематографического продукта из сетки вещания ничего сенсационного уже нет. Стоило бы удивляться, в недоумении разводить руками и пожимать плечами, если бы случилось иначе и российские зрители все же получили бы возможность ознакомиться с этим художественным произведением в полном объеме.
Прямая речь
12 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: ...руководство ТНТ сделало все необходимые выводы, даже если не получило соответствующих прямых указаний из центра. Они поняли, что поспешили с показом сериала.