В оппозиции
04 июня 2020 г.
Итоги недели. Телефоны довоенной поры

Вьюга листья на крыльцо намела,
Глупый ворон прилетел под окно
И выкаркивает мне номера
Телефонов, что умолкли давно.

                          А.Галич. Номера

Так уж получилось, что на начало недели выпало две премьеры фильмов о близких людях. Моих друзьях, чьи телефоны по-прежнему забиты в мобильник и стереть которые рука не поднимается. В понедельник в Сахаровском центре фильм Володи Кара-Мурзы (мл.) о Борисе Немцове, в среду — на «Артдокфесте» в «Октябре» фильм Ксении и Кирилла Сахарновых о Наташе Горбаневской. 



Два очень разных фильма об очень разных и очень похожих людях. Разных — понятно почему. Похожих — да в общем, тоже понятно. Потому что не вписывались в уготованные им роли и типажи. О двух свободных людях в не очень свободной жизни. О двух «не-героях», потому что они не совершали подвигов, а просто жили так, как не жить не могли, и как другие не могут жить. 




Из меня никакой кинокритик — я мало что понимаю в кино. Чуть больше понимаю в людях. И эти фильмы были о них, о тех, кого я знал и любил, а не о ком-то, мне неизвестном. Думаю, у всех так же. А уже поэтому это хорошие фильмы. Немного «любительские» — ну, нет в них того стального звона суперпрофессионализма, как в документальных лентах Ленни Риффеншталь. Но, может, и не нужно: и Борис, и Наташа ничего не имели общего с орднунгом —- они, каждый по-своему, ему противостояли. Самим своим существованием противостояли, потому что дышали в свой собственный такт и не умели ходить в ногу. Зато умели улыбаться по-детски открыто и беззащитно. Наверное, поэтому несвободная жизнь с ними ничего не сумела поделать: как их возьмешь, когда они в твою игру не играют — у них своя игра, лишь какой-то гранью связанная с обыденным. Наверное, поэтому они так плотно, так накрепко вросли в эту жизнь, став ее становым хребтом, что не очень  умели считаться с ней —гамбургский счёт важнее.




Я смотрел эти фильмы и ловил себя на ощущении, что вот-вот дернется, дрогнет телефон – и на мою эсэмэку о том, что мы тоже собираемся выйти на Красную площадь «За вашу и нашу свободу» ровно в полдень, Наташа снова ответит просто: «Во сколько за мной заедешь?».

Или вот прямо сейчас Борис рассмеется, как только он умел смеяться. 

Я думаю, все ждали.  А он так и не рассмеялся.

Но печально из ночной темноты,
Как надежда,
И упрёк,
И итог:
- Пять-тринадцать-сорок три, это ты?
Ровно в восемь приходи на каток!


Фото: скриншот трейлеров к фильмам.












  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.