В оппозиции
30 мая 2020 г.
Михаил Ходорковский обнародовал цель и пути ее достижения

ТАСС

Итак — строительство российской гражданской нации. Вот, к чему призывает двигаться Михаил Ходорковский, человек, который не скрывает своих амбиций принять в этом строительстве самое непосредственное участие, а возможно даже — его возглавить. В первую очередь именно поэтому его очередная программная статья, опубликованная 1 марта, представляет для нас несомненный интерес. Ключевой тезис заявления (а возможно — и манифеста) декларировался Михаилом Борисовичем уже не раз, но актуальности очевидным образом не утратил, раз автор считает необходимым периодически к нему возвращаться. Формулируется он примерно так: транзит власти неизбежен. Но в процессе придется решать две основные задачи. Во-первых, он, этот самый транзит, должен быть бескровным, а во вторых, в результате власть должна оказаться в правильных руках. Не являюсь сторонником пространных цитат, но тут без нее явно не обойтись: «Для решения задачи бескровного транзита власти нам нужно начать думать вместе. Кому это «нам»? Нам — «русским европейцам», тем, кто решил работать на нынешнюю власть в надежде, что это меньшее зло, и тем, кто порвал с ней всякие контакты, считая это не достойным. «Лоялистам» и «непримиримым», сторонникам большей роли государства в экономике и приверженцам либеральных идей, тем, кто за «крымнаш», и тем, кому произошедшее совсем не нравится».

Ну, знаете, если альянс с Кудриным, Шуваловым, Грефом и Чубайсом (я никого не забыл?) действительно позволит избежать кровопролития во время активной фазы обрушения нынешнего режима, то мне невозможно представить себе вменяемых представителей российской оппозиции, которые от такого альянса откажутся. Но вот тут-то и возникают определенные сомнения. В чем для оппозиции может состоять ценность так называемых «системных либералов»? В том, что в «час икс» они используют накопленный за время верного служения путинскому режиму административный ресурс (например, заручившись поддержкой некоторой части силовиков), чтобы минимизировать риски реального гражданского конфликта. Но если эта их возможная роль не вызывает сомнений, то в чем смысл проведения каких-то совместных конференций и круглых столов на предварительном этапе? (А эта идея так же присутствует в обсуждаемой нами статье Михаила Борисовича.) Предположим, условный Чубайс или конкретный Греф сядут в Лондоне за один стол с Ходорковским, Навальным, Каспаровым, Касьяновым и т.д. и начнут содержательный разговор о будущем России. И в тот же самый день против каждого из них в упомянутой выше России будет возбуждено по сорок восемь уголовных дел. Но нам-то в «час икс» нужен Шувалов, который вице-премьер и сохраняет определенные рычаги управления и влияния, а Шувалов, который сидит в Лондоне или в Лефортово, нам зачем? Какой от него прок, кроме, извините, репутационного геморроя?

Необходимость консолидации людей с разными взглядами г-н Ходорковский объясняет следующим образом: «Испуганно открещиваясь от доброжелательных контактов с неприемлющими нынешнюю ситуацию в России людьми, можно продемонстрировать лояльность Кремлю, но потерять перспективу. И точно так же — придерживаясь самой принципиальной и самой крайней точки зрения, отказываясь от сотрудничества с более умеренными, можно быть великим публицистом (что тоже важно), но это не поможет в достижении поставленной цели — реальном преобразовании России».

Готов согласиться. Только в условиях, когда никакого Кремля (в его нынешней ипостаси) уже не будет, люди сами получат возможность выработать отношение к той роли, которую те или иные политики сыграли в становлении путинской корпорации, в ее укоренении во власти. Потому что, когда СМИ получат реальную независимость, роль эта детальнейшим образом будет описана. По моему глубочайшему убеждению, никакая искусственная консолидация общества с формальным сглаживанием углов результата не даст. Люди сначала должны узнать правду, потом выработать свое отношение к услышанному и сформировать позицию. Очевидно же, что первая свободная кампания по выборам в новый российский парламент пройдет под знаком ревизии предыдущего царствования, хотим мы этого или нет. Потому что так устроена свободная политическая жизнь. И внутри этой кампании те, кто против аннексии Крыма, и те, кто счастлив возвращению полуострова в «родную гавань», окажутся непримиримыми антагонистами. Я, кстати, вторых не готов признавать «русскими европейцами». Отношение к захвату Крыма — не ситуационная позиция, а базовая. Что же касается ограничительных мер в отношении нынешних путинских чиновников, то обсуждать сегодня масштаб будущей люстрации, конечно, рано. Люстрация, как и выработка индивидуального отношения к тем или иным представителям нынешнего путинского истеблишмента, возможна только после самого широкого и подробного разговора о деталях и нюансах почти уже двадцатилетнего путинского правления, после которого необходимость и даже безальтернативность люстрации станет, как мне кажется, очевидной для большей части ответственного общества.

Что же касается кулуарных переговоров с путинскими системными либералами, то я двумя руками — за. Конечно, важно, чтобы нашелся человек, который в ключевой момент отопрет дверь изнутри, и ее не придется взрывать. Давать определенные гарантии этим людям — несомненно, но обсуждать с ними будущее устройство России — зачем?    


Фото: Yves Logghe/АР/TASS












  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.