Что делать?
09 августа 2020 г.
О чем предупреждал Даниил Дондурей
11 ДЕКАБРЯ 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Почему попытка построить в России в 90-х годах современное демократическое государство вновь обернулась созданием средневекового авторитарного правления царя-президента? Потому что так захотела его правящая элита, олигархи. Но это соответствовало и пониманию «как должно быть» в головах российского народа. Воззрения большинства россиян приводят проевропейски настроенных интеллигентов в ужас. Несколько лет назад в своем выступлении на Пермском экономическом форуме Даниил Дондурей приводил страшные цифры:

По количеству студентов на 10 тыс. населения мы находимся на первом месте в мире, а по объему производимой инновационной продукции — на 61-м. Российская общественная мысль так и не смогла найти аргументы: посчитать и с расчетами в руках доказать, что человек умный, правильно спрограммированный, «с мозгами» — куда более эффективный актив экономики, чем просто образованный.

Дондурей обращал внимание на те «невидимые стены» и коридоры, которые выстроены и укреплены в головах подавляющего большинства наших соотечественников всех возрастов, национальных, образовательных и имущественных групп. Преодолеть такие препятствия очень сложно. В контексте влияния на национальную экономику они никогда не рассматриваются. Нет и публичного акцентирования этой проблемы. А значит — нет и политического и профессионального заказа на соответствующие исследования, получение сопоставимых данных.

Дондурей приводит лишь некоторые примеры мировоззренческих сбоев россиян.

Во-первых, это массовое неприятие ныне действующих (в соответствии с Конституцией) самих принципов и условий нынешней жизни. По опросам последних лет, 57 процентов населения хотели бы введения государственного контроля за ценами, почти 80 процентов не уважают владельцев частных предприятий, особенно крупных, более трети до сих пор вообще не принимают рыночные отношения, ненавидят их.

Во-вторых, в кардинально изменившем свою экономическую и политическую систему обществе низвергнутые устои ценностно вовсе не отторгнуты. Постоянно не только воспроизводятся «старые песни о главном», но и мириады повседневных сравнений в пользу прошлого. Двадцать лет, конечно, не 40, как у Моисея, но в отличие от библейского героя никто и не собирается ментально выводить собственный народ — по меньшей мере, две трети его — с территории социализма.

В-третьих, мы уже, естественно, не замечаем всеобщего привыкания к плутовству во всех его видах, к зарплатам в конвертах (тогда это было еще 11 процентов от ВВП — ред), мошенничеству. А там, где теневая экономика, там появление того, что философ Александр Рубцов назвал «теневой идеологией». Конечно же там и двойная мораль. Более 51 процента граждан терпимо относятся к коррупции, сам механизм которой с ее искусственно созданными дефицитами, изящным и повсеместным отказом от конкуренции, конечно же, имеет прямое и универсальное культурное происхождение.

В-четвертых, отсутствие чувства социальной солидарности, кооперации, доверительного взаимодействия. По показателям благотворительности население России плетется в хвосте (в 2017 году — на 124 месте из 139; рейтинг CAF). На трудовую мотивацию не может не влиять то обстоятельство, что большинство россиян не доверяют никому, кроме собственной семьи. Мы чемпионы по количеству самоубийств среди детей и подростков, детской порнографии в Интернете. В любом отделе по работе с персоналом будут расспрашивать о семейном положении нанимаемого работника, но редко о ценностных приоритетах. Людям внушают: не только предприниматели, но и муж с женой могут «заказывать» друг друга. На телевидении есть программы, где без доли неловкости демонстрируются добытые скрытой камерой свидетельства повсеместной неверности супругов, достигается привыкание к таким проверкам.

В-пятых, конечно же, огромный ментальный барьер — этнокультурная нетерпимость: 58% граждан желают ограничить поток рабочих из соседних стран (Левада-Центр, лето 2017 г.). Большинство ассоциирует понятие «патриотизм» исключительно с победами — в войнах и спорте, редко с достижениями в мирных обстоятельствах. За последние годы восстановлен интерес к Сталину как главному герою, суперзвезде, а значит, лучшему продавцу рекламного времени в России — половина граждан (ФОМ, май 2017 г.) считают его роль в истории страны положительной. (В 1991 году таких было 12 процентов.)

Но самыми труднопреодолимыми даже не барьерами, а длиннющими полосами препятствий, выстроенными, точнее, выращенными, в головах миллионов, представляются: невиданная в истории России алчность на фоне негласного общенационального согласия на заработки за счет разрушения морали. И как следствие — расползание сдерживающих варварские побуждения этических скреп.

Наши экономисты и социологи не оценивают мировоззренческие активы и пассивы российской экономики, их как бы и нет вовсе. Легче думать, что достаточно уменьшить административное давление, обеспечить должный правопорядок, контроль за всем и вся — и модернизация осуществится. Оттого и коррупция не воспринимается как негласный общественный договор о компенсации неэффективной системы управления. Если у нас требуется, к примеру, 304 дня на согласование документов на новое строительство, в то время как в США — 40 дней, а в Европе — 58, то разве это нормально? Наши властители потому и не хотят рассматривать коррупцию как главную экономическую драму России, как печальный культурный феномен российского народа. Зачем, если власти она выгодна?

Даниила Дондурея сегодня с нами уже нет. Но задача, которую он поставил перед реформаторами, не потеряла своей актуальности. Нужна программа, книги, фильмы и телеролики, которые послужат лекарством для средневековой российской ментальности. Есть надежда, что, когда придет новый период модернизации нашего общества, мы сможем общими усилиями воздействовать на нашу ментальность, на склонность к воровству и казнокрадству. Другого пути из нищеты и бесправия нет. Ведь получилось это в Японии, Германии, Сингапуре и Южной Корее, Румынии. Сейчас этот процесс перевоспитания довольно успешно идет в Китае. Неужели россиянам он не под силу?

В статье использованы материалы выступления Даниила Дондурея на Пермском экономическом форуме

Фото: Россия. Москва. Главный редактор некоммерческого партнерства "Редакция журнала "Искусство кино" Даниил Дондурей во время заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ. ТАСС/ Артем Коротаев














РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест по публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство». В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»?
Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 2
28 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России  остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ  избавится от  коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах, Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом  наиболее продвинутых в этом отношении  стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура  Ли Кань Ю. Часть 1. 
ОГЭ, ЕГЭ и другие
27 ИЮЛЯ 2020 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Недовольство состоянием школьного образования стало общим местом в современном российском обществе. Недовольны преподаватели и учащиеся, ворчат родители, возмущаются журналисты и деятели культуры. Доволен только чиновник, в руках которого это образование оказалось. Поговорим об одной из причин этого недовольства. С появлением ОГЭ и ЕГЭ, по крайней мере, начиная с 9 класса, школьные уроки в России полностью превращаются в процесс подготовки к этим экзаменам.
Россия послеиюльская
24 ИЮЛЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Политическая ситуация в России внезапно обрела динамику. Первоиюльское голосование, задуманное для окончательного наведения в стране кладбищенской тишины, пока что имеет иные последствия. Незапланированные властями. Репрессивная волна поднялась в первые же дни жизни по новой «конституции». Это предсказывалось заранее. Но небывало массовый отпор, даже локальный, показал, что тут у них явно что-то пошло не так. В России, впрочем, что ни случись, всё неожиданно. Зато потом: «Да быть иначе просто не могло!»
Ли Куан Ю. Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 1
22 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ избавится от коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах. Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом наиболее продвинутых в этом отношении стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю.
Борьба с коррупцией в Сингапуре: извлекая уроки
20 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сейчас Сингапур – наименее коррумпированная страна в Азии. Этот статус год за годом подтверждают исследования, проводимые Politicaland Economic Risk Consultancy (PERC)[1] и Transparency International[2]. Почему коррупция перестала быть нормой общественной жизни в Сингапуре? Какой полезный опыт можно извлечь из истории противодействия ей? Для того чтобы ответить на эти вопросы, стоит обратиться к причинам коррупции в колониальном Сингапуре, основным методам противодействия коррупции и урокам, которые необходимо усвоить.
Европейский опыт борьбы с коррупцией: Финляндия
15 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
В последнее время в социальных сетях все чаще встречаются  призывы к смене в России политической системы. Что послужило для этого триггером? Позорная инсценировка всенародного одобрения поправок к Конституции? Или дает себя знать естественная смена поколений, а значит, и представлений россиян о желательном мироустройстве? 
Шведские уроки
3 ИЮЛЯ 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Большую часть ХХ в., как и первые годы XXI в., Швецией управляло правительство, сформированное Социал-демократической рабочей партией Швеции (СДРПШ). Девиз международной социал-демократии: «Свобода — Справедливость — Солидарность». Именно такие идеалы правящая партия последовательно воплощала в своей политике. И это вызывает значительный интерес, поскольку за десятилетия правления социал-демократов Швеция не только была преобразована из аграрного в высокоразвитое индустриальное общество, но и достигла социально-экономического благополучия. Социальные реформы мотивированы общенациональным интересом — расширенное воспроизводство «племени», а социальная защищенность стала частью национального самосознания. Социал-демократы продемонстрировали широкие и надежные обязательства в социальной сфере.