Что делать?
04 июня 2020 г.
Китай: прививка честности и законопослушности
10 АПРЕЛЯ 2018, ПЕТР ФИЛИППОВ

Можно ли построить развитую экономику в обществе воров и жуликов? А в обществе, главной чертой которого является средневековая зависть к тем, кто добился успеха, большевистское желание их «раскулачить»? Многие авторы утверждают, что отсталая средневековая культура населения — непреодолимая преграда для модернизации страны. Другие им возражают, приводя в пример Сингапур и Грузию, где благодаря успешным реформам, стимулам и разумным законам удалось изменить поведение людей, в конечном счете, повлиять на их культуру, менталитет.

Однако в случае модернизации культуры «сверху» встает вопрос о доверии широких масс правящей элите, о справедливости принимаемых ею законов. В США и Швеции, где законы и правила разумны и исполняются гражданами почти инстинктивно, это имеет место. Но в прогрессивное изменение культуры народа усилиями власть имущих в России, где власть опирается на репрессивные законы, а большинство граждан не считают возможным повлиять на происходящее в стране, — не верится. А в Китае?

Известный китайский политолог Дэн Юйвэнь написал о современной ситуации в КНР: «Общество, в котором этические границы постоянно размываются, происходит распад личности, нет даже элементарных сдержек — что добродетель, что бесчестие, когда вся нация руководствуется лишь личными интересами, такое общество деградирует до уровня борьбы за существование, до животного уровня».

По мнению близких к китайскому руководству интеллектуалов, общество, где честный человек считается лузером, где подделываются продукты питания и другие товары, где даже встречаются лжемонахи, собирающие пожертвования, где на всех уровнях процветает коррупция, где финансовые махинации стали нормой жизни, — такое общество нуждается в срочном упорядочивании, в восстановлении морали. Иначе под угрозой оказывается общественная стабильность и, в конченом итоге, власть партии. Нынешний лидер КПК Си Цзиньпин это прекрасно понимает. Он начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь взялся за все общество.

Представьте себе мир, где есть всевидящее око, которое знает о тебе все. Даже мелкие прегрешения не остаются незамеченными, а добрые дела улучшают твою карму. Человечество давно задумывалось об этом: общим местом любой религии было наличие постулата, что ты можешь обмануть или быть обманутым, но бог все видит и тебе воздастся по заслугам. Сегодня, с появлением новых технологий, такая картина мира становится реальностью. Всевидящее око в XXI веке пришло в Китай — имя ему «система социального доверия». С помощью цифровых технологий big data будут анализировать данные о каждом гражданине, ему присваивается индивидуальный рейтинг доверия. Законопослушных обладателей высокого рейтинга ждут льготы и поощрения, низкого — трудности и остракизм.

Изначально проект системы был похож на расширенную систему скоринга — оценки платежеспособности заемщика, которую производит компания FICO в США. Теперь же из «Программы Госсовета» следует, что к 2020 году не только каждая компания, но и каждый житель материкового Китая будет отслеживаться и оцениваться системой в режиме реального времени. Рейтинг доверия физлиц будет привязан к внутреннему паспорту.

Рейтинги будут публиковаться в централизованной базе данных в интернете в свободном доступе. Обладатели высокого рейтинга будут пользоваться различными социальными и экономическими льготами. А на тех, у кого рейтинг будет низкий, обрушится вся мощь административных санкций и ограничений. Главная задача, и это прямым текстом указывается в Программе, добиться, чтобы «оправдавшие доверие пользовались всеми благами, а утратившие доверие не могли сделать ни шагу».

В середине декабря 2016 года Си Цзиньпин на заседании Политбюро ЦК КПК заявил: «Для борьбы с острой проблемой недостатка доверия нужно крепко взяться за создание системы оценки надежности, покрывающей все общество. Нужно совершенствовать как механизмы поощрения законопослушных и добросовестных граждан, так и механизмы наказания тех, кто нарушает закон и утратил доверие, чтобы человек просто не осмеливался, просто не мог потерять доверие».

Система уже работает в пилотном режиме примерно в 30 городах Китая. Первым стал город Жунчэн в провинции Шаньдун. Всем жителям города (670 тысяч человек) дан стартовый рейтинг 1000 баллов. Далее, в зависимости от их поведения, он растет или падает. Информация о жизни и деятельности гражданина поступает из муниципальных, коммерческих, правоохранительных, судебных органов в единый информационный центр, где обрабатывается, и рейтинг гражданина повышается или снижается.

В Жунчэне единый информационный центр анализирует 160 тысяч параметров из 142 учреждений. Приветствуются и доносов. Гражданину, сообщившему куда следует о нехороших делах соседа, полагается как минимум 5 баллов.

Если рейтинг превышает 1050 баллов, то ты — образцовый гражданин с рейтингом ААА, 1000 баллов — АА, 900 — B. Если рейтинг ниже 849, то ты уже подозрительный носитель рейтинга C, тебя выгонят со службы в государственных и муниципальных структурах. Те, у кого 599 баллов и ниже, попадают в черный список с припиской D, становятся изгоями общества, их не берут почти ни на какую работу, не дают кредиты, не продают билеты на скоростные поезда и самолеты, не дают в аренду автомобиль и велосипед без залога.

Обладатели рейтинга АА и выше могут получить потребительский кредит до 200 тысяч юаней без залога и поручителей, по сниженной процентной ставке. Тот, у кого рейтинг А, может лечь в больницу без залога, если стоимость лечения не превышает 10 тысяч юаней. С рейтингами АА и ААА беззалоговая сумма увеличивается до 20 и 50 тысяч юаней соответственно. Людей ААА с порога больницы или поликлиники будет бесплатно сопровождать младший медперсонал, помогать им. Если надо — дадут инвалидную коляску без залога, женщинам сделают анализ на раннее выявление рака шейки матки и маммографию без предварительной записи. Здоровым жителям Жунчэна с рейтингом А+ дадут велосипед в аренду без залога, и первые полтора часа можно будет кататься бесплатно. Обладателям рейтинга С велосипед дадут только под залог 200 юаней.

Как зарабатывать рейтинги или хотя бы их не потерять? Власти Жунчэна говорят: «Очень просто. Достаточно жить по закону, вовремя погашать кредиты, платить налоги, соблюдать правила ПДД (за каждое нарушение помимо административного штрафа также снимают от 5 баллов рейтинга), не нарушать морально-нравственные устои общества, и все будет в порядке. Не убрал во дворе за своей собакой — минус 5 баллов. Проводил пожилого соседа до поликлиники — получил 5 баллов.

Как работает система? Для юридических лиц правила игры сформулированы четко. Компании проверяются на соответствие их деятельности экологическим, юридическим нормам, инспектируются условия и безопасность труда, финансовая отчетность. Если претензий нет, то компании присваивается высокий рейтинг и она пользуется льготным режимом налогообложения, хорошими условиями кредитования, по отношению к ней упрощаются административные процедуры. Тем, у кого низкий рейтинг, кредиты обходятся дороже, у них повышенные ставки налогов, запрещена эмиссия ценных бумаг, инвестиции в компании, акции которых торгуются на бирже. Им надо получать государственное разрешение на инвестирование даже в те отрасли, доступ к которым не ограничен.

В программе Госсовета указано, что данные будут собирать восемь частных компаний. Затем огромный массив данных будет поступать во Всекитайскую объединенную платформу кредитной информации. Она их должна обрабатывать и формировать рейтинги. Рейтинги компаний будут доступны в Национальной информационной системе публичной кредитной информации для компаний, а данные о физических лицах — на информационном портале Credit China.

Первые две из восьми частных компаний, собирающих информацию, — Alibaba и Tencent. Tencent — владелец мессенджера WeChat, которым пользуются 500 млн человек. Alibaba — крупнейшая платформа интернет-торговли, которой пользуются 448 млн китайцев, а объем продаж превышает 23 млрд долларов. Tencent и Alibaba активно осваивают финтех-индустрию: на их сервисы мобильных платежей приходится 90% рынка мобильных платежей в Китае, объем которых достиг 5,5 трлн долларов.

Какую информацию могут собрать эти компании? Самую ценную. Рынок мобильных приложений открывает практически безграничные возможности. Известно, что и где ты покупаешь. По геолокации можно отследить, где бываешь и в какое время. Можно оценить твой реальный доход, сферу интересов, отследить, с кем ты общаешься в чате и на какие темы, что читаешь. Какие посты в социальных сетях пишешь, какой контент тебе по душе. Alibaba, которой не только принадлежит платформа Alipay, но и 31% в Weibo, крупнейшем китайском сервисе микроблогов c 340 млн пользователей, знает о китайцах, пожалуй, больше, чем Министерство государственной безопасности.

Alibaba уже запустила собственный рейтинговый сервис Sesame Credit. По какому алгоритму считаются рейтинги, компания держит в секрете. Известно лишь, что на рейтинг влияет, реальное ли имя ты указал при регистрации аккаунта в соцсетях, что ты пишешь, что читаешь и круг твоих друзей. Если в друзьях люди с низким рейтингом — твой рейтинг тоже падает.

По признанию технического директора Sesame Credit Ли Инъюня, на рейтинг влияют покупки. В интернете широко разошлась цитата из его интервью: «Те, кто по 10 часов в день играют в компьютерные игры, будут считаться неблагонадежными, а те, кто регулярно покупает подгузники, вероятно, ответственные родители, и их рейтинг будет расти».

Машина уже работает против жуликов. В Китае можно арендовать велосипеды, зонтики, зарядки для телефонов и баскетбольные мячи. Бизнес-модель такой аренды может показаться крайне неэффективной, ведь эти вещи не оборудованы датчиками геолокации, защитой от кражи. Но аренда оформляется через специальное мобильное приложение, поэтому информация о пользователе известна компании. И на нечестных, которые присвоили баскетбольный мяч или зонтик, уже собирается досье. Когда система заработает в полную силу, всевидящее око со всех спросит за старые грехи.

Насколько правомерно использование компаниями личных данных клиентов в пользу третьей стороны, в данном случае государства? Западные технологические компании также иногда используют личные данные в собственных интересах. Но тогда им приходится отвечать перед законом. А в Китае Alibaba и Tencent открыто говорят о сотрудничестве с госструктурами и использовании личных данных для составления рейтингов.

А судьи кто? Кто решает, что можно и что нельзя? На каком основании частные компании считают рейтинги? Насколько система достоверна? Если аккаунты в соцсетях будут взломаны, данные украдены или неправомерно исправлены, кто за это будет отвечать? Может, суперкомпьютер Sesame Credit дал сбой и рейтинги подсчитаны неверно. А ведь на основании этих данных ломаются судьбы людей, выносятся конкретные судебные решения.

На конец 2015 года Верховный суд КНР, опираясь на данные Sesame Credit, наложил упомянутые в инструкциях Госсовета санкции на 5,3 тыс. человек. В июне 2017 года таких людей было уже 7,3 миллиона.

Конкретные меры и тестовые проекты пока распространяются лишь на партийных чиновников низового уровня. С помощью технологий искусственного интеллекта и big data система будет анализировать по каждому чиновнику посещаемость партийных собраний, образование, семейное положение, сопоставлять доходы чиновника и членов его семьи с данными о приобретенной недвижимости и предметах роскоши. На основании этих данных и информации об активности чиновника в соцсетях будет оцениваться его политическая благонадежность. Можно будет эффективнее предсказывать поведение чиновника, оценивать его моральный облик и выявлять потенциальных коррупционеров. А кто будет ограничивать верховную власть? Институт политических исследований Asan (Республика Корея) назвал китайскую систему социального доверия «кошмаром Джорджа Оруэлла».

Время покажет, превратится ли электронная система социального доверия во всевидящего Большого брата, который неусыпно следит за поведением граждан, удастся ли с ее помощью привить людям уважение к закону, честность, повысить уровень доверия в китайском обществе. Неясно, будет ли существовать контроль «снизу» для самого Большого брата. Многое зависит от истинных целей китайских лидеров, от того, насколько они готовы ради повышения жизненного уровня народа превратить Китай в правовое государство. Пока же китайцам целесообразно прислушаться к совету Оруэлла: «Если хочешь сохранить секрет, надо скрывать его и от себя».












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Какой дорогой идти России? Часть 2
1 ИЮНЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ ЯСИН
Продолжаем обсуждать меры по развитию экономики России, которые дадут ей шанс не попасть в разряд отсталых стран. Ответу на этот вопрос посвящена вторая часть дайджест по докладу научного руководителя Высшей школы экономики Евгения Григорьевича Ясина. Наука. Если Россия не может конкурировать с Китаем, с Индией или с Бразилией по трудовым ресурсам, то ей остается только инновационная модель развития. Нужны знания и творчество, которые могут обратить нефтяные и газовые доходы в развитие инновационной экономики. Наука, как и образование, — фундамент такой экономики. Наука главным образом поставляет знания, являющиеся содержанием образования, а образование готовит кадры для науки.
Какой дорогой идти России? Часть1
26 МАЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ ЯСИН
Европейские страны, США, Канада, Австралия, Япония сегодня перешли в новую инновационную стадию развития, а другие страны еще нет. Народам развивающихся стран надо реформировать привычные порядки, заимствовать культуру развитых стран. Одни страны, такие как Южная Корея и Китай, делают это. Другие, такие  как Россия или Туркмения, сильно отстают. Против реальной модернизации выступает и наша элита, и значительная часть населения страны. А президент развлекает россиян разговорами о нашей особой цивилизации…
Социализм, построенный не нами. И не у нас
15 МАЯ 2020 // ЮРИЙ ГЛАДЫШ
В последнее время можно нередко услышать ностальгические призывы к возвращению в «золотой век» позднего Советского Союза, к социализму. Можно признать, что для членов партноменклатуры КПСС этот строй действительно был комфортным. Но не для простых граждан. Попробуем разобраться, что же это был за «социализм» и стоит ли к нему возвращаться? По академическому определению прилагательное «социальный» (от латинского socialis — общественный), относится к взаимоотношениям людей в обществе. 
«Гардарика» и Гайдар, или Почему не прав Ходорковский
13 МАЯ 2020 // МИХАИЛ САРИН
На «Эхе Москвы» в программе «2020» шла речь о книге Михаила Ходорковского «Новая Россия, или Гардарика (Страна городов). Десять политических заповедей России XXI века». Там же, на «Эхе Москвы», появился блог известного историка, академика РАН Юрия Пивоварова «Рассуждение о свободе и нравственном выборе (о работе М. Б. Ходорковского «Новая Россия или Гардарика (страна городов)...». В отзыве Пивоварова книга названа «идейным плацдармом, с которого мы можем начать строить Новую Россию». В то же время он пишет: «Эту работу будут читать и спорить». И сам Михаил Ходорковский признает: «Ни в коем случае не воспринимаю себя истиной в последней инстанции». Полезно обсудить его книгу.
Вот и закончилось везение Путина. А как жить нам?
20 АПРЕЛЯ 2020 // ИГОРЬ РУСАКОВ
Согласно «Статистическому обзору мировой энергетики за 2018 год» компании BP, 2018 год стал пиком мирового производства нефти — 94,7 млн баррелей в сутки, и ее потребления — 99,8 миллиона. Девять лет подряд спрос на нефть неуклонно возрастал. Абсолютным лидером по потреблению и производству нефти в мировом масштабе стали США. Они лидировали и в производстве сжиженного природного газа (СПГ) — сопутствующего продукта сланцевой нефти. За несколько лет Америка опередила Ближний Восток, и к 2018 году на ее долю приходилось не менее 40% мировой добычи СПГ.
Где лежит дорога к достойной жизни
15 АПРЕЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Человеку с нормальной психикой свойственно стремление к обеспеченной жизни. Одни сводят ее к хорошему жилью, питанию, удобной одежде. Другим нужен еще и простор для самовыражения. А некоторым для реализации своих амбиций нужна власть над согражданами, чтобы заставить их идти по выбранной ими дорожке. Одни предлагают развивать рынок и гарантировать право частной собственности, другие проповедают утопию коммунизма, т.е. всеобъемлющее планирование производства и потребления.
Кому нужно победобесие?
14 АПРЕЛЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Зачем нам сегодня вспоминать Вторую мировую войну? Ведь людям приходится решать сегодняшние проблемы. Хотя многие не против учитывать уроки прошлого. Но делают они из нашей истории разные выводы. Для одних – «никогда больше!». Для других – «можем повторить!». Когда участники войны были живы, 9 мая был праздником «со слезами на глазах», праздником памяти и скорби. Милитаристская истерия и желание повторить были тогда абсолютно неуместны. Но сегодня победобесие официальной пропаганды стало, к сожалению, нормой. А нам приходится отстаивать историческую правду.
Кому принадлежит заначка?
4 АПРЕЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В стране распространяется пандемия короновируса. А дома кончаются продукты и нет денег их докупить. Ваша компания остановила производство, так как лишилась рабочих, осевших по домам и дачам. Доходов у нее теперь нет, с каких денег платить людям вынужденные отпускные – неясно. А по оценкам экономистов две трети россиян имеют сбережения, которых хватит лишь на месяц самоизоляции. Того и гляди люди, обезумев от голода и плача своих детей, пойдут громить магазины. А кое-кто отправится грабить особняки и квартиры. Есть хочется, а денег нет! Власть эти перспективы понимает? И что же она делает?
Система Путина. Часть 2
1 АПРЕЛЯ 2020 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Вся отмеченная (в первой части статьи) «экзотическая» коррупционная деятельность соединяется со стандартной коррупцией, представляющей собой в России норму жизни. Если для наездов силовики специально отыскивают интересующий их успешный бизнес, а затем уже отнимают его или облагают данью, то в подавляющем большинстве случаев предприниматель должен сам приходить к чиновнику и «подставляться» под коррупцию. Такого рода стандартная процедура оборачивается двумя видами злоупотреблений: взятками и откатами.
Система Путина. Часть 1
31 МАРТА 2020 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.