Цензура
03 июня 2020 г.
Говорить правду в России опасно
7 ФЕВРАЛЯ 2019, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ



В России, вопреки классику, говорить правду тяжело и опасно. И становится все опаснее. В Пскове, сообщают местные СМИ, следователи при поддержке спецназовцев, вооруженных автоматами и щитами, пришли с обыском к опасной правонарушительнице Светлане Прокопьевой. После пятичасового обыска ее отвезли в Следственный комитет, где мурыжили еще три часа, после чего отпустили, взяв обязательство являться по требованию следователя. Светлану, журналистку «Эха Москвы в Пскове», обвиняют в публичной поддержке терроризма (очевидно, это обстоятельство и объясняет участие спецназа). Преступление выразилось в том, что, выступая в передаче, посвященной взрыву в приемной ФСБ в Архангельске, Светлана Прокопьева позволила себе сказать, что российское государство «само воспитывает» поколение граждан, которые с ним борются. Мысль вполне очевидная. Если, с одной стороны, силовики последовательно перекрывают возможности для любого легального протеста, а с другой – телепропагандисты демонстрируют, что агрессия является единственной формой утверждения своей точки зрения, то кого-то может переклинить. Но специально подобранные эксперты увидели в этих рассуждениях публичное одобрение терроризма. «Эхо Москвы в Пскове» уже оштрафовано по статье «о злоупотреблении свободой информации» на 150 тысяч рублей из-за той же передачи. Налицо очередной случай расправы под видом судебного разбирательства за неприятную государству точку зрения.

Так получилось, что я видел Светлану Прокопьеву за несколько дней того, как на нее обрушились репрессии. В Сахаровском центре в Москве проходила презентация замечательной книги «Россия и Украина. Дни затмения», посвященной «секретной войне» на Донбассе. В книге собраны статьи, опубликованные в газете «Псковская губерния» в 2014-2017 годах, об этой войне. Фактически это документальное расследование тайного участия в боевых действиях военнослужащих 76-й десантно-штурмовой дивизии, которая является, по меткому замечанию Льва Шлосберга, политика и журналиста, градообразующим предприятием Пскова. Отправной точкой стали события лета 2014-го, когда газета «Псковская губерния» предала гласности факты секретных похорон десантников, погибших на Украине. Журналисты «Псковской губернии» изо дня в день фиксировали глубину падения и начальников, и простых людей. Одни нагло врали, отказывались признавать своих погибших подчиненных, выдумывали позорные версии про то, что военные отправляются воевать на Украину, взяв отпуск и введя в заблуждение командиров. Другие предавали близких буквально на их могилах. «Ответка» прилетела мгновенно – автор разоблачающих статей Лев Шлосберг был избит до полусмерти. Журналисты «Псковской губернии», которых власти и коллеги обвинили в «пляске на костях», подверглись беспрецедентной травле. Главным редактором газеты в те окаянные дни была Светлана Прокопьева. Она же – один из авторов книги. Именно ее перу принадлежит редакционная статья «Сенсация, которой лучше бы не было». Она писала: «Тотальное молчание хранят не только официальные лица, но и родственники, друзья, сослуживцы… Но у тех, кто хочет знать правду, мотивы столь же серьезны. Нам важна судьба нашей страны. Мы не хотим быть втянутыми в войну  со своими соседями». Таким образом газета выполняла главную свою обязанность – сообщать факты, важные для жителей Пскова и области.

В какой-то момент на презентации возникла очень важная (для меня, по крайней мере) дискуссия о месте и роли журналиста в современной России. Его работа в принципе заключается в том, чтобы сообщать аудитории важную для нее информацию. И что делать в ситуации, когда власть откровенно внаглую лжет, ничуть стесняясь, когда ее во лжи уличают. Она просто не  замечает разоблачений. Что делать, когда народ демонстрирует в лучшем случае глубокое равнодушие к правде, а в худшем – активное ее неприятие. Что делать, когда твоя работа мало кому нужна и, более того, приносит одни неприятности – от маргинального существования до угрозы уголовного преследования. Но Россия прекрасна наличием идеалистов, людей, которые в отсутствие рациональных мотивов продолжают говорить правду.  Даже понимая, что при этом они приглашают домой следователей и автоматчиков.

 
Фото: facebook.com/lev.shlosberg












  • Дмитрий Орешкин: Алексей Анатольевич постепенно из лидера буржуазного протеста деградирует в лидера пролетарского протеста. А для этого у него нет никаких ресурсов.

  • "Эхо Москвы": Сотрудники «Ведомостей» опубликовали колонку с критикой политики исполняющего обязанности главного редактора Андрея Шмарова. 

  • татьяна долматова: В очередной, "стопятисотый" раз "творческая элита" "теряет" Навального.

    Помню, как всей шоблой они его "теряли" в 2013 году на мэрской кампании. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Гельман предрек Навальному политическую смерть
24 АПРЕЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг Александр Гольц на страницах «ЕЖа» на примере скандала с газетой «Ведомости» вполне подробно и убедительно описал нам новый этап в борьбе со свободой слова в любезном отечестве. И я согласен с каждым тезисом, и к этому разговору мне добавить решительно нечего. Но… Надо сказать, я немало удивился, когда прочел зажигательный и гиперэмоциональный текст Алексея Навального, посвященный бывшему (или еще не бывшему?) владельцу «Ведомостей» Демьяну Кудрявцеву. А потом я прочел текст Марата Гельмана, посвященный тексту Алексея Навального о Демьяне Кудрявцеве, и тоже удивился. Но уже не так сильно.
Прямая речь
24 АПРЕЛЯ 2020
Дмитрий Орешкин: Алексей Анатольевич постепенно из лидера буржуазного протеста деградирует в лидера пролетарского протеста. А для этого у него нет никаких ресурсов.
В СМИ
24 АПРЕЛЯ 2020
"Эхо Москвы": Сотрудники «Ведомостей» опубликовали колонку с критикой политики исполняющего обязанности главного редактора Андрея Шмарова. 
В блогах
24 АПРЕЛЯ 2020
татьяна долматова: В очередной, "стопятисотый" раз "творческая элита" "теряет" Навального. Помню, как всей шоблой они его "теряли" в 2013 году на мэрской кампании. 
Война с зеркалами
23 АПРЕЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Клоун, назначенный исполнять обязанности главного редактора «Ведомостей», отдал устный приказ сотрудникам не ссылаться на опросы Левада-Центра и не публиковать больше критики по поводу обнуления президентских сроков. При этом он предельно честно сообщил, что таково указание, поступившее ему из Администрации президента. Лидер отечественной оппозиции Алексей Навальный немедленно обвинил бывшего владельца «Ведомостей» Демьяна Кудрявцева в том, что он коварно продал газету не тем людям и предал тем самым высокие идеалы. Навальному тут же ответил Марат Гельман, который стал сетовать, что тот не объединяет демократически настроенных людей, а создает свою персональную секту.
Прямая речь
23 АПРЕЛЯ 2020
Андрей Колесников: Они в панике. Они не понимают... как управлять теми социальными слоями, которые до пандемии считались лояльными власти. Леонид Гозман: Хотя эти читатели и немногочисленны, они влиятельны.
В СМИ
23 АПРЕЛЯ 2020
"Медиазона": Новый главред «Ведомостей» запретил критиковать поправки в Конституцию и ссылаться на опросы «Левада‑центра».
В блогах
23 АПРЕЛЯ 2020
Julia Bushueva: Сам факт разрушения репутации "Ведомостей" убивает. Так долго создавать эту репутацию, драться за нее, и даже местами страдать. А тут приходит некто вытирает о самое ценное... свои говнотопы.
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.