Что делать?
29 мая 2020 г.
На чем держится коррупционная вертикаль? Опыт Румынии
17 ИЮНЯ 2019, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Дайджест по материалам прессы

На Земле живут разные народы с разной культурой. У китайцев и корейцев в культуре конфуцианская традиция — ходить к начальству с подарком, чего не приемлют финны. И финны, и шведы странным образом считают, что раз чиновники — госслужащие, то должны служить своему народу, а не собирать с него дань. Идеалисты!

Современные россияне так не считают. Они по своей культуре ближе к средневековью. Сбор дани представителями власти с предпринимателей или  простолюдинов для них норма. И раздача приближенным к власти олигархам многомиллиардных заказов из казны по завышенным ценам — тоже норма. Да и они сами, нарушив правила дорожного движения, предпочитают откупиться от гаишника — не оставаться же без прав.

И силовики-опричники, разгоняющие малочисленные демонстрации протеста и не несущие наказания за грубое насилие, — тоже для нас норма. Не хочешь неприятностей — сиди дома и помалкивай. Не твое это дело — порядки в российском государстве устанавливать. На то Путин есть! Так жили и мыслили раньше, при царях и большевиках, так живем и сегодня. Реальная власть народа, республика, — это фантазия для большинства россиян. Они уж точно знают, что от них самих ничего не зависит. Вся надежда на доброго царя, который наведет порядок, обидчиков накажет и всех нас облагодетельствует! 

Выходит, мы по своей подданнической культуре никак не похожи на шведов, финнов, чехов или армян. Тогда, может, стоит поучиться у соседей? Например, у населения соседней Румынии, которое столько лет жило под гнетом диктатора Чаушеску и его силовиков? А сегодня Румыния — пример для стран Восточной Европы! Уже к 2016 году она достигла 58-го места в индексе восприятия коррупции Трасперенси интернейшнл. Это был несомненный успех. Как удалось его добиться?

Прежде всего сказалась политическая воля реформаторов. Румыния в 2004 году была намерена вступить в Европейский союз. Однако широко распространенная в стране коррупция была главным для этого препятствием. Особенно коррупция среди высокопоставленных чиновников и бизнесменов. Распространены были не только взятки, но и уклонение от налогов.

Тогда по опыту других стран был создан специальный орган с большими полномочиями — Национальное антикоррупционное управление (DNA). Ему поручили бороться с коррупцией среди топ-чиновников, а также вести дела на сумму от 2 млн евро. Новое ведомство взяло на себя функции обычной полиции, а также прокуратуры.

Наличие такого органа очень раздражало правительство и политические партии. На протяжении 12 лет они несколько раз пытались изменить законодательство. Последний раз в начале 2017 года такую попытку предприняли социалисты. Они планировали принять акт о помиловании для коррупционеров, а также внести изменения в криминальный кодекс. Это делалось с целью освобождения из тюрьмы лидера социалистов Ливиу Драгня.

Но румынское гражданское общество одержало победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Число протестующих достигло 500 тысяч — на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах — десятки тысяч. Причиной демонстраций стало, в том числе, решение правительства во главе с Сорином Гриндяну внести изменения в Уголовный кодекс, чтобы декриминализировать нанесение ущерба государства на сумму меньше 48 тыс. долларов и амнистировать уже сидящих в тюрьме за подобные преступления.

Главную скрипку сыграли обычные граждане, сплотившиеся против инициативы, угрожающей похоронить имидж страны, где успешно ведется борьба с коррупцией. Против решения правительства выступил президент Клаус Йоханнис, а также оппозиционные партии. 

Обладающая большим авторитетом Румынская православная церковь призвала враждующие стороны к диалогу, но подчеркнула: «Борьба против коррупции должна быть продолжена и виновные должны быть наказаны, потому что воровство разрушает общество в моральном и материальном отношении».

Еще 10 лет назад такие массовые протесты в Румынии было трудно себе представить. Но участие общества в борьбе с коррупцией и произволом — решающий фактор модернизации страны. Очень важно, что теперь граждане пристально следят за деятельностью политиков. И в случае необходимости всегда готовы к массовым протестам. Народ в Румынии считает себя главным не только в соответствии с текстом Конституции, но и по жизни.

Для успешной борьбы с коррупцией нужна юридическая и финансовая независимость антикоррупционных органов. В Румынии есть два таких главных независимых органа. Первый — то самое Национальное антикоррупционное управление ( DNA). Все коррупционные дела находятся в его руках, что уберегает от утечек информации. К тому же в DNA собрались лучшие кадры, как из прокуратуры, так и финансовые, и IT-специалисты.

Все, кто хотел работать в DNA, проходили не только профессиональные, но и психологические тесты с целью выяснить — может человек попасть под политическое влияние или нет. Такие тесты проходили все кандидаты, и найти нужных людей удалось. Например, после разговора с Даниэлем Морарем психолог сказал, что этот человек — как камень и не поддается никакому влиянию. Морарь стал вторым руководителем антикоррупционного управления. 

Второй орган — Национальное агентство по вопросам добродетели. Оно специализируется не на коррупции как таковой, а на конфликте интересов. Специалисты агентства детально изучают декларации всех государственных чиновников. Это касается не только президента или премьера, но и работников полиции, таможенников, а также членов совета правления больших корпораций. Всего декларации подают 300 тысяч человек. Они указывают не только свое имущество, но и имущество родственников, а также прилагают выписки по банковским операциям. Каждый документ около 10 страниц. 

Любой гражданин Румынии может изучить декларацию чиновника. Если он находит несоответствие, то может потребовать через суд, чтобы такое имущество было конфисковано. И люди требуют!

Однако, чтобы такая система существовала, очень важно обеспечить ее независимость. Как финансовую, так и юридическую. Поэтому в Румынии Национальное антикоррупционное управление финансируется из государственного бюджета через генеральную прокуратуру.

Нужен независимый от исполнительной власти суд. И он в Румынии есть!

За 12 лет существования Национального бюро расследований суды вынесли 900 обвинительных приговоров. Всего в тюрьме сейчас находятся полторы тысячи топ-коррупционеров. Среди них и брат бывшего президента страны Траяна Бэсеску, Мирча. Кроме того, удалось посадить 6 министров, а также бывшего премьера страны Адриана Настасе. В тюрьме сидят и многие судьи и мэры городов. 

А ведь поначалу люди боялись проявлять инициативу и вести собственные расследования коррупционных деяний высокопоставленных чиновников. Судьи также не спешили рассматривать такие дела, в результате многим удалось избежать наказния. Однако потом все же удалось изменить работу судов и посадить самых злостных коррупционеров сразу по двум статьям — за коррупцию и за попытку избежать ответственности.

Поэтому очень важно добиваться, чтобы дела о коррупции рассматривались именно  в судах, а суды были честными и независимыми от исполнительной власти. И рассматривали дела без долгих проволочек. Сегодня в Румынии от момента открытия уголовного дела до окончательного решения проходит где-то год. И это в уголовном процессе! 

Очень важно предусмотреть, чтобы государство могло вернуть украденное имущество. Для этого существует институт гражданской конфискации. Особенность его в том, что в нем нет обвиняемого. Человеку не нужно оправдываться. Он только должен доказать, что этот дом или деньги принадлежат ему. Этот институт активно используется в Великобритании, Румыния взяла с нее пример.

Интересно, что, по данным статистики, в Румынии всего лишь 10% подозреваемых в коррупции являются в суд, чтобы доказать свое право на имущество. В большинстве случаев оно законно возвращается в собственность государства.

На  примере эффективной борьбы с коррупцией в Румынии хорошо видно, что опорой коррупционной вертикали — неотъемлемой части авторитарных режимов — служит именно подданническая средневековая культура народа. Пока в ней не произойдет изменений, власть останется нашим коррумпированным захребетником. Объясняйте это друзьям и коллегам — этим вы поможете нашему обществу сделать шаг в правильном направлении!


Фото: 03.03.2019. Антиправительственная демонстрация в Бухаресте против изменений системы румынского правосудия. ROBERT GHEMENT/EPA\TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Какой дорогой идти России? Часть1
26 МАЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ ЯСИН
Европейские страны, США, Канада, Австралия, Япония сегодня перешли в новую инновационную стадию развития, а другие страны еще нет. Народам развивающихся стран надо реформировать привычные порядки, заимствовать культуру развитых стран. Одни страны, такие как Южная Корея и Китай, делают это. Другие, такие  как Россия или Туркмения, сильно отстают. Против реальной модернизации выступает и наша элита, и значительная часть населения страны. А президент развлекает россиян разговорами о нашей особой цивилизации…
Социализм, построенный не нами. И не у нас
15 МАЯ 2020 // ЮРИЙ ГЛАДЫШ
В последнее время можно нередко услышать ностальгические призывы к возвращению в «золотой век» позднего Советского Союза, к социализму. Можно признать, что для членов партноменклатуры КПСС этот строй действительно был комфортным. Но не для простых граждан. Попробуем разобраться, что же это был за «социализм» и стоит ли к нему возвращаться? По академическому определению прилагательное «социальный» (от латинского socialis — общественный), относится к взаимоотношениям людей в обществе. 
«Гардарика» и Гайдар, или Почему не прав Ходорковский
13 МАЯ 2020 // МИХАИЛ САРИН
На «Эхе Москвы» в программе «2020» шла речь о книге Михаила Ходорковского «Новая Россия, или Гардарика (Страна городов). Десять политических заповедей России XXI века». Там же, на «Эхе Москвы», появился блог известного историка, академика РАН Юрия Пивоварова «Рассуждение о свободе и нравственном выборе (о работе М. Б. Ходорковского «Новая Россия или Гардарика (страна городов)...». В отзыве Пивоварова книга названа «идейным плацдармом, с которого мы можем начать строить Новую Россию». В то же время он пишет: «Эту работу будут читать и спорить». И сам Михаил Ходорковский признает: «Ни в коем случае не воспринимаю себя истиной в последней инстанции». Полезно обсудить его книгу.
Вот и закончилось везение Путина. А как жить нам?
20 АПРЕЛЯ 2020 // ИГОРЬ РУСАКОВ
Согласно «Статистическому обзору мировой энергетики за 2018 год» компании BP, 2018 год стал пиком мирового производства нефти — 94,7 млн баррелей в сутки, и ее потребления — 99,8 миллиона. Девять лет подряд спрос на нефть неуклонно возрастал. Абсолютным лидером по потреблению и производству нефти в мировом масштабе стали США. Они лидировали и в производстве сжиженного природного газа (СПГ) — сопутствующего продукта сланцевой нефти. За несколько лет Америка опередила Ближний Восток, и к 2018 году на ее долю приходилось не менее 40% мировой добычи СПГ.
Где лежит дорога к достойной жизни
15 АПРЕЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Человеку с нормальной психикой свойственно стремление к обеспеченной жизни. Одни сводят ее к хорошему жилью, питанию, удобной одежде. Другим нужен еще и простор для самовыражения. А некоторым для реализации своих амбиций нужна власть над согражданами, чтобы заставить их идти по выбранной ими дорожке. Одни предлагают развивать рынок и гарантировать право частной собственности, другие проповедают утопию коммунизма, т.е. всеобъемлющее планирование производства и потребления.
Кому нужно победобесие?
14 АПРЕЛЯ 2020 // ЕВГЕНИЙ БЕСТУЖЕВ
Зачем нам сегодня вспоминать Вторую мировую войну? Ведь людям приходится решать сегодняшние проблемы. Хотя многие не против учитывать уроки прошлого. Но делают они из нашей истории разные выводы. Для одних – «никогда больше!». Для других – «можем повторить!». Когда участники войны были живы, 9 мая был праздником «со слезами на глазах», праздником памяти и скорби. Милитаристская истерия и желание повторить были тогда абсолютно неуместны. Но сегодня победобесие официальной пропаганды стало, к сожалению, нормой. А нам приходится отстаивать историческую правду.
Кому принадлежит заначка?
4 АПРЕЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В стране распространяется пандемия короновируса. А дома кончаются продукты и нет денег их докупить. Ваша компания остановила производство, так как лишилась рабочих, осевших по домам и дачам. Доходов у нее теперь нет, с каких денег платить людям вынужденные отпускные – неясно. А по оценкам экономистов две трети россиян имеют сбережения, которых хватит лишь на месяц самоизоляции. Того и гляди люди, обезумев от голода и плача своих детей, пойдут громить магазины. А кое-кто отправится грабить особняки и квартиры. Есть хочется, а денег нет! Власть эти перспективы понимает? И что же она делает?
Система Путина. Часть 2
1 АПРЕЛЯ 2020 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
Вся отмеченная (в первой части статьи) «экзотическая» коррупционная деятельность соединяется со стандартной коррупцией, представляющей собой в России норму жизни. Если для наездов силовики специально отыскивают интересующий их успешный бизнес, а затем уже отнимают его или облагают данью, то в подавляющем большинстве случаев предприниматель должен сам приходить к чиновнику и «подставляться» под коррупцию. Такого рода стандартная процедура оборачивается двумя видами злоупотреблений: взятками и откатами.
Система Путина. Часть 1
31 МАРТА 2020 // ДМИТРИЙ ТРАВИН
В пирамиде Путина нет никакой системы сдержек и противовесов, кроме самого Путина. Ни парламент, ни суд, ни пресса не могут стать по-настоящему серьезным препятствием на пути тех влиятельных групп, которые стремятся любыми способами максимизировать свои доходы. Или, точнее, в обычной ситуации рыночная конкуренция эти доходы ограничивает. Но в том случае, когда влиятельным группам интересов удается встать над конкурентной борьбой, они могут грести деньги лопатой. Формально и для них существует закон, но есть и многочисленные способы этот закон обходить.
Как оценить наши перспективы
26 МАРТА 2020 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Сегодня, если судить по результатам социологических опросов Левада-Центра, многие россияне разочаровались во власти, считают, что она ими манипулирует, а законы и суд —  лишь оформление административного произвола. Конституция особой роли не играет. Но эти настроения не означают, что пришло время перемен. Да, россияне понимают, что правящая бюрократия действует в корыстных интересах и собирает с них дань в разных формах. При этом большинство считает: пусть уж лучше будет такая власть, чем революция с ее жертвами. Кремль этот цинизм устраивает, ему достаточно пассивного согласия населения. И «верхи», и «низы» понимают друг друга, менять систему не желают.