Власти наступают, православная общественность теряет запал



В конце марта в Славянском правовом центре состоялась презентация доклада Информационно-аналитического центра "СОВА" «Проблемы реализации свободы совести в России в 2020 году». 

В докладе затронута тема репрессий в отношении религиозных меньшинств, проанализированы новые законодательные инициативы, направленные на ограничение религиозной свободы; а также

особенности религиозной жизни в условиях борьбы с пандемией COVID-19.

В презентации принимали участие автор доклада эксперт Центра "СОВА" Ольга Сибирева, директор Центра Александр Верховский, религиовед, доцент кафедры истории религий РГГУ Борис Фаликов и другие.

В 2020 году сохранился государственный курс на дискриминацию религиозных меньшинств.

Уголовное преследование Свидетелей Иеговы за продолжение деятельности экстремистской организации, де-факто – за гарантированное Конституцией право коллективно исповедовать свою религию, продолжилось. Количество вынесенных им приговоров по сравнению с 2019 годом увеличилось с 18 до 25, при этом 13 человек были приговорены к реальным срокам лишения свободы. Возбуждались, хоть и в меньшем количестве, чем годом ранее, новые уголовные дела. Всего с момента запрета централизованной и местных организаций в 2017 году уголовному преследованию подверглись более 400 верующих. Регулярно сообщается о применении к задержанным Свидетелям Иеговы физического насилия.

Уголовному преследованию подверглись представители еще нескольких религиозных организаций – Церкви последнего завета, Саентологической церкви, церкви Летающего макаронного монстра, а также православной общины «непоминающих» в Псковской области. Им были предъявлены разные обвинения, однако количество этих инцидентов и явная избыточность примененных в этих делах мер позволяет усматривать спланированную властями кампанию давления.

Продолжилось и административное преследование верующих и религиозных организаций. Тенденция к сокращению количества административных дел за «незаконное» миссионерство, отмеченная нами годом ранее, к сожалению, не сохранилась, а регулирующие миссионерскую деятельность поправки из «пакета Яровой – Озерова» чаще, чем раньше, применялись к верующим «традиционных религий»: в первом полугодии число подвергшихся наказанию за это правонарушение мусульман превзошло число протестантов. Однако и эту особенность ушедшего года можно рассматривать как часть политики давления на религиозные меньшинства, поскольку преследованию среди мусульман подверглись в основном те организации в Крыму, которые отказались признать юрисдикцию пророссийского Духовного управления мусульман.

Для давления на религиозные организации конструировались новые основания на уровне законодательства. Поправки в закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», внесенные в 2020 году и принятые уже в 2021-м, усложнят жизнь всех религиозных объединений. В частности, поправки обязывают священнослужителей и сотрудников религиозных организаций, получивших духовное образование за рубежом и впервые приступающих к религиозной или миссионерской деятельности в России, получать дополнительное профессиональное образование либо в духовных учебных заведениях, имеющих государственную аккредитацию по программам государственно-конфессиональных отношений, либо в федеральных вузах, перечень которых еще не определен. Помимо того, что эта норма откровенно дискриминирует религиозные организации, не имеющие духовных школ в России, нечеткость формулировки оставляет простор для злоупотреблений в ходе правоприменения.

Возможность для злоупотребления в правоприменительной практике оставляет также замена термина «члены» (религиозной группы) на «участники», хотя для христиан значимо понятие «член церкви». Кроме того, вводится запрет на участие в религиозных группах лицам, включенным в перечень Росфинмониторинга, что прямо противоречит конституционному праву на совместное с другими исповедание своей религии.

Религиозным организациям по-прежнему нередко приходится сталкиваться с трудностями при использовании имеющихся зданий, протестантским церквям чаще, чем другим организациям.

Строительство новых храмов, в первую очередь православных, остается источником напряженности в обществе, но уровень этой напряженности не возрос относительно 2019 года. Большая часть связанных со строительством конфликтов, как и годом ранее, происходила в регионах, а причиной недовольства местных жителей по-прежнему служили неудачный выбор участка для возведения храма и нарушения при проведении общественных слушаний либо отказ от них. Власти реже, чем годом ранее, отказывались от строительства под давлением общественности, но и случаев откровенного игнорирования мнения горожан было немного: как правило, удавалось найти компромиссное решение.

Уголовное и административное преследование за «оскорбление религиозных чувств» было еще менее активным, чем год назад. Активность общественных защитников «чувств верующих» на фоне связанных с COVID-19 ограничений также оставалась низкой. Большинство выступлений в защиту этих чувств было инициировано несколькими группами верующих, не первый год активных на этой почве. Как и годом ранее, случаев, когда власти или организаторы культурных событий, к которым у «православных активистов» возникали претензии, безоговорочно шли на уступки, практически не было: чаще всего конфликты разрешались путем компромисса.


Противоэпидемические ограничения существенным образом не повлияли на ситуацию со свободой религии, однако выявили существующие внутренние проблемы религиозных организаций. Еще одним важным моментом стали изменения в отношениях Русской православной церкви с государством: именно в РПЦ голоса против ограничения посещения богослужений мирянами звучали громче всего.

Уровень религиозно мотивированного насилия, как и в предыдущие годы, оставался низким, однако диффамация религиозных меньшинств в масс-медиа, направленная, как и раньше, прежде всего на протестантов и последователей новых религиозных движений, по-прежнему остается серьезной проблемой.

В целом, можно констатировать, что свобода совести в 2020 году еще больше ограничивалась властями, но меньше – негосударственными акторами.












  • Александр Верховский: Смысл запрета ясен: побудить мужчин-мусульман, женящихся на немусульманках, обращать своих жён в ислам. Главное – чтобы дети воспитывались в исламе...

  • РБК: В исламе всегда стоял запрет на браки между мусульманами и представителями других религий. Он помогает сохранить семьи... Об этом сообщил муфтий Чечни Салах-Хаджи Межиев.

  • Иван Беляев: Если Ильшат Равилевич Зарипов и Елена Ивановна Смирнова придут в ЗАГС, никто у них справку от ДУМ РФ не попросит. Тем более, если они захотят просто жить вместе...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Конкурс мракобесия
11 НОЯБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Совет улемов Духовного управления мусульман Российской федерации (ДУМ РФ) издал богословское заключение № 5/19 в соответствии с которым «межконфессиональные браки, в частности, с представительницами людей Писания, на территории РФ недопустимы и возможны лишь в определенных единичных случаях по решению местного муфтия, который рассматривает и принимает во внимание все обстоятельства данного конкретного случая». Богословское заключение № 5/19 – это четкая инструкция. Пошаговая. «Люди Писания» – это христиане и иудеи. Мусульманка может выйти замуж только за мусульманина. 
Прямая речь
11 НОЯБРЯ 2020
Александр Верховский: Смысл запрета ясен: побудить мужчин-мусульман, женящихся на немусульманках, обращать своих жён в ислам. Главное – чтобы дети воспитывались в исламе...
В СМИ
11 НОЯБРЯ 2020
РБК: В исламе всегда стоял запрет на браки между мусульманами и представителями других религий. Он помогает сохранить семьи... Об этом сообщил муфтий Чечни Салах-Хаджи Межиев.
В блогах
11 НОЯБРЯ 2020
Иван Беляев: Если Ильшат Равилевич Зарипов и Елена Ивановна Смирнова придут в ЗАГС, никто у них справку от ДУМ РФ не попросит. Тем более, если они захотят просто жить вместе...
Храм победы над церковью
15 ИЮНЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В «лихие 90-е» по Москве ходила невеселая шутка: те, кто взялся строить капитализм в России, в силу своего образования строили его таким, каким он описывался в советских учебниках политэкономии — диким и варварским. Со всеми вытекающими последствиями. 14 июня можно было увидеть, какой храм способны построить те, кто большую часть сознательной жизни исправно получал зачеты по научному атеизму. В военно-патриотическом парке культуры и отдыха «Патриот» в подмосковной Кубинке был торжественно освящен патриарший собор в честь Воскресения Христова — главный храм Вооружённых сил.
Прямая речь
15 ИЮНЯ 2020
Сергей Филатов: В оформлении главного храма Вооруженных сил... много странного. например, все эти игры с числами... Алексей Макаркин: ... Патриарх решил стать настоятелем храма в качестве компенсации.
В СМИ
15 ИЮНЯ 2020
"Красная звезда": Мощь и красота Главного храма Вооружённых Сил Российской Федерации показывает и всё величие ратной истории России.
В блогах
15 ИЮНЯ 2020
prokol-harum: Это их храм, храм силовых ведомств, которые в настоящее время главные в России. К нам он не имеет никакого отношения.
Церковь в режиме самоизоляции
28 АПРЕЛЯ 2020 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Коронавирус катком идет по Русской православной церкви. Да, в других религиозных объединениях тоже болеют и умирают люди, но в силу многочисленности своей паствы именно РПЦ оказалась в наиболее уязвимой позиции. Особенно страдает клир. Новости напоминают сводку с фронта. Умерли епископ Железногорский и Льговский Вениамин, настоятель бывшего кафедрального Елоховского собора Александр Агейкин, сотни священнослужителей оказались в тяжелом состоянии в больницах, тысячи — в самоизоляции. Положительный тест у управделами патриархии митрополита Дионисия (Порубая), зампредседателя ОВЦС протоиерея Николая Балашова, митрополита Челябинского и Златоустовского Григория.
Прямая речь
28 АПРЕЛЯ 2020
Протоиерей Максим Хижий: Здесь сложная дилемма: нельзя считать, что, находясь в церкви, ты не заболеешь, но и оставаться без причастия тоже негоже. Поэтому ведем себя как на подводной лодке...