Итоги года
18 января 2020 г.
Амбиции и амуниция
9 ФЕВРАЛЯ 2016, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

Михаил Златковский

Главная проблема политики российской власти – принципиальное расхождение свойственных ей внешнеполитических амбиций и находящейся в ее распоряжении амуниции.

Правда, внутриполитические условия для ее деятельности в прошлом году были весьма благоприятны. Рейтинг одобрения работы Владимира Путина на посту президента в прошлом году достигал заоблачных 90%, вслед за ним выросла поддержка и всех институтов власти. Эйфорическое состояние общества ярко выражалось в соотношении тех, кто считает, что дела в стране идут в правильном направлении (оптимистов), и тех, кто считает иначе (пессимистов). В июне 2015 года их соотношение, согласно исследованию Левада-центра, составляло 64 к 22 – и это в условиях нарастающих социально-экономических проблем. Во втором полугодии число оптимистов снижалось, но незначительно – людям не хотелось расставаться с надеждами на то, что вот-вот появятся первые признаки окончания кризиса.

Однако в январе нынешнего года произошло сильное падение оптимизма россиян. Количество тех, кто считает, что дела в стране идут в правильном направлении, за месяц снизилось на 11 пунктов – с 56 до 45%. Эта цифра практически соответствует количеству оптимистов, зафиксированному накануне присоединения Крыма – в январе 2014 года (43%). Число пессимистов также увеличилось, хотя и в меньшей степени – на 7 пунктов – с 27 до 34%. Это существенно меньше, чем в январе 2014-го, когда количество пессимистов примерно соответствовало числу оптимистов и достигало 41%. В то же время часть недавних оптимистов на сегодняшний момент перешла в число неопределившихся (оно увеличилось на 5 пунктов – с 16 до 21%). После патриотического подъема 2014 года им психологически сложно заявить о полной утрате оптимизма – похоже, что они еще надеются на позитивные изменения.

Президентский рейтинг остается на высоком уровне (82%), но сильно «просели» рейтинги региональной власти (они упали на более низкий уровень, чем в январе 2014 года) и традиционно непопулярной Государственной думы (число одобрящих ее деятельность на 15 пунктов меньше, чем осуждающих). Количество одобряющих и неодобряющих деятельность правительства примерно сравнялось, что существенно лучше, чем в январе 2014-го, но все равно тревожно для кабинета министров.

Хотя «крымская» эйфория ушла, доверие к телевизионным новостям падает (с марта 2014-го по ноябрь 2015-го – с 50 до 41%), население все более подвержено пессимизму и тревожится по поводу состояния своего холодильника, однако отказаться от мечты о «вставании с колен» россияне не готовы. Слишком сильным является чувство возвращения величия страны, которое сейчас понимается россиянами преимущественно как возможность поступать на международной арене по образцу Джорджа Буша-младшего, то есть широко использовать силовой ресурс для достижения геополитических целей. Впрочем, США не справились тогда с ролью единоличного мирового лидера, несмотря на куда более мощный набор имеющихся в их распоряжении ресурсов, чем те, которыми сейчас располагает Россия. Но об этом общество предпочитает не задумываться.

В то же время подавляющее большинство россиян не готовы идти на сколько-нибудь значимые жертвы для достижения великих целей – по оценкам, к ним готовы 10-12% населения. Мобилизовать народ на масштабные свершения не удастся. В частности, общество, хотя и позитивно относится к использованию военной силы против врагов, но боится затяжной войны. Оно одобряет два вида военных действий – либо бескровный «освободительный поход» (присоединение Крыма), либо «телевизионная картинка» (как ракеты с Каспия, разящие террористов в Сирии). Но не более того.

Как представляется, количество пессимистов в нынешнем году будет расти, так как «подарков» у государства для патерналистски настроенного общества практически не остается. Даже в год выборов пенсии предполагается проиндексировать всего на 4% – на большее средств нет. Впрочем, к концу лета могут «подбросить» еще, но догнать инфляцию вряд ли удастся – поэтому всплесков оптимизма может быть все меньше и они будут все слабее. Кроме того, будет уменьшаться надежда на то, что из кризиса удастся выйти в относительно короткие сроки.

Но такое состояние общества вряд ли скажется в 2016 году на политической системе. Люди не хотят выходить на улицы, причем сразу по трем соображениям. Первое – страх того, что в России будет «как в Украине, Сирии, Ливии», то есть начнется стрельба. Второе – неверие в способность добиться реальных перемен. И третье – ужесточившееся законодательство, грозящее участникам митингов не только резко повышенными штрафами, но и уголовным преследованием (и прецедент такой «посадки» уже есть – «дело Ильдара Дадина»). В этой ситуации люди будут, как в советское время, дебатировать на кухнях (в соцсетях это делать все более рискованно) и, как в 90-е годы, урезать расходы и пытаться искать подработки. А на протестные акции по экономическим вопросам способны лишь локальные группы (такие как дальнобойщики, выступившие в 2015 году против системы «Платон», или работники отдельных градообразующих предприятий).

Рост протестных настроений может использовать на думских выборах парламентская оппозиция, которая действует в рамках «крымского консенсуса», предусматривающего единство в области внешней политики, безопасности и «борьбы с экстремизмом» (то есть с теми, кто в этот консенсус не вписывается). Она не критикует президента, но по максимуму играет на недовольстве курсом правительства – тем более что «единороссовский» список возглавит премьер Медведев.

Таким образом, можно говорить о том, что общество не готово идти против власти, но оно все более погружается в депрессию. А ситуация с экономической амуницией, то есть с базой для проведения амбициозной внешней политики выглядит еще более проблемной. Времена даже умеренного стабильного роста ВВП остались в прошлом (а для нормального развития России как развивающегося рынка нужен рост, существенно превышающий европейский, – примерно 5-7%). При нынешних ценах на нефть Резервный фонд может быть израсходован уже в 2016 году. А оснований для их быстрого роста не наблюдается – Саудовская Аравия демпингует на европейском рынке, Иран после снятия санкций собирается резко нарастить нефтяной экспорт. ОПЕК в ее нынешнем виде все менее способна играть регулирующую роль – как из-за внутренних противоречий, так и в связи с напряженными отношениями с производителями, в организацию не входящими и ее правилам не подчиняющимся. А все слова о диверсификации и импортозамещении не влияют на ситуацию в экономике (что неудивительно – даже Ирану с его Стражами исламской революции и мощным религиозным мобилизующим фактором не удалось создать эффективный импортозамещающий сектор в период санкций).

Герман Греф говорит о самом масштабном банковском кризисе за 20 лет – и, действительно, рушатся не только «прачечные», но и известные банки с многолетней историей (Пробизнесбанк, «Российский кредит», Внешпромбанк). Снят неформальный запрет на банкротство системообразующих компаний в ключевых отраслях – первым примером стала авиакомпания «Трансаэро». И это, похоже, только верхушка айсберга – многие банкротства вскрывают махинации с отчетностью, которые приводили к тому, что уже нежизнеспособные структуры продолжали выглядеть вполне нормальными (своего рода «эффект зомби»). Так что в следующем году, вполне возможно, будут новые печальные сообщения такого рода.

Разговоры о реформах (хотя бы экономических) упираются в две проблемы. Первая – нежелание идти на непопулярные меры, такие как повышение пенсионного возраста, до президентских выборов 2018 года. Вторая – огромная роль силового лобби, препятствующего любому действенному ограничению контролируемых им ресурсов. Поэтому возможны технические улучшения в отдельных сферах, которые, однако, вряд ли окажут серьезное влияние на деловой климат.

Не лучше ситуация и с союзниками на международной арене – точнее говоря, с их отсутствием. Если у СССР хотя бы были партнеры по Варшавскому договору и СЭВ, то сейчас участники пророссийского альянса ОДКБ не торопятся поддержать Россию в конфликте с Эрдоганом. О «повороте на Восток», популярном в 2014 году, сейчас предпочитают не говорить – Турция стала врагом, а Китай оказался трудным переговорщиком, не собирающимся авансировать российские проекты (даже выгодную ему «Силу Сибири»). К негативным для себя переменам в Латинской Америке (поражение кандидата-перониста на президентских выборах в Аргентине, разгром чавесистов на парламентских выборах в Венесуэле) Россия оказалась явно не готова. Попытки делать ставки в Европе то на Орбана, то на мадам Ле Пен, то на Ципраса выглядели импровизациями, которые по разным причинам быстро рассыпались. Но главное – страна обращена в прошлое, гордится великой историей, нравственностью и духовностью и становится все менее интересной для партнерства в современном мире – пожалуй, это еще большая проблема, чем санкции и антисанкции.

Таким образом, в России наблюдаются снижение общественного оптимизма, трудная вынужденная адаптация населения к кризису, экономическая депрессия и отсутствие союзников. И нет оснований полагать, что в нынешнем году ситуация серьезно изменится – напротив, ситуация будет осложняться и далее. Так что разрыв между амбициями и амуницией в полной мере сохранит свою актуальность.

Автор — первый вице-президент Центра политических технологий












  • Аркадий Дубнов: ... как сообщил президент, страна получила прекрасный подарок к Новому году, замечательную ракету «Авангард», подобной которой ещё долго ни у кого не будет

  • Meduza: Год 2018-й в фотографиях: акции оппозиции, чемпионат мира, автомобиль в космосе и гениальный Бэнкси

  • Виктор Шендерович: Надежд на 2019 год в общественном смысле очень немного...
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Хайли лайкли 2020
14 ЯНВАРЯ 2020 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
В России надо жить долго. И вставать рано. Тогда, бог даст, что-нибудь поймешь в ее устройстве. А может, и не поймешь. Около 7 утра 11 января по новостным лентам прошло сообщение, что иранские военные выступили с заявлением по ТВ. Признали, что украинский самолет все-таки был сбит ими. Непреднамеренно, человеческий фактор. О чем сутки ранее с разной степенью уверенности высказывались первые лица Канады, США и Британии. Хайли лайкли. К сожалению, всякое бывает. Летом 1988 г. американцы тоже сдуру сбили иранский лайнер.
Переход в 2020 год. Режим продолжает разогреваться
10 ЯНВАРЯ 2020 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
В голове засела фраза от А. Скобова. Он как-то написал, что российский режим находится в стадии «разогрева», а дело в том, что в космологии, когда они «разогреваются», им не до того, чтобы запустить эволюцию жизни. Теоретически ведь для жизни, для того, чтобы безгласные рыбы выползли на берег и превратились в свободных обезьян с Декларацией прав обезьян, планетарному реактору все-таки надо немножко поостыть. Так и в «политической космологии»: «разогреваясь», режим усугубляет свои базовые черты, на что был изначально нацелен. Сам и привыкает к ним, обучается использовать на корпоративную пользу, воспитывает адаптивное поколение, которое иной жизни не знает.
«Только бы не было войны»
9 ЯНВАРЯ 2020 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Год принёс две противоположные, хотя и взаимосвязанные тенденции. С одной стороны, если по-ленински, в «низах» заметна активизация, оживление общественной жизни. Молодежи, прежде всего студенческой, явно надоело пассивно наблюдать то, что происходит в стране. То есть они бы, конечно, наблюдали со скучающими лицами, но как-то внезапно поняли, что это их непосредственно касается, что они не зрители, а участники представления. И, соответственно, повели себя как участники. Но не только молодежь с ее возрастной эмоциональностью и пониженным чувством опасности. Негромко и глуховато заворчали и взрослые люди в регионах, раздражённые ростом цен, экологией и тотальным беззаконием.
Накануне счастья
8 ЯНВАРЯ 2020 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
В 2020 году произойдет, как известно, масса всего хорошего. Средняя зарплата 2700 долларов, квартиры у каждого по сто метров, полет то ли на Марс, то ли на Луну, точно не помню. Сам Путин обещал! Если чего-то из этого не случится, то только из-за антинародной деятельности авторов и читателей «ЕЖа». А так бы, да, конечно! А что произошло в 2019-м? Если бы Бог (в которого я не верю) посмотрел сверху и подвел итог тому, что произошло на этой маленькой планете за время ее полного оборота вокруг выделенной ей звезды, то он бы, думаю, прежде всего обратил внимание не на Россию, а на Венесуэлу, Боливию и Гонконг. Там, как в 2011 году у нас, люди выступают не столько за какие-то политические идеи, сколько за собственное достоинство. За право быть людьми, а не скотом, которому скармливают любую ложь. Думаю, Ему должно понравиться.
Сыновей примеривают во власть
7 ЯНВАРЯ 2020 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Россия и Таджикистан — лишь эти две страны постсоветского пространства входят в двадцатые годы двадцать первого века в том же формате власти, что сформировался еще в веке двадцатом. Это звучит удивительно, но это так. Эмомали Рахмон и Владимир Путин, практически полные ровесники, родившиеся с разницей в два дня, 5 и 7 октября 1952 года, правят своими государствами с прошлого века, Рахмон с 1992 года, Путин с 1999-го.
Церковь раздора
6 ЯНВАРЯ 2020 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Прошедший 2019 год оказался для Русской православной церкви (РПЦ) довольно травматичным. Главная травма — автокефалия ПЦУ, конечно. Все силы были брошены на то, чтобы другие поместные церкви эту автокефалию не признали, однако увы… За Вселенским патриархом Варфоломеем, который и даровал украинской церкви томос об автокефалии в самом начале 2019 года, последовала Элладская церковь, затем имя главы ПЦУ Епифания внес в свои диптихи Александрийский патриархат. С Константинополем РПЦ решительно разорвала отношения, однако дальше уже вела себя более сдержанно: под запрет попали только те епископы Элладской и Александрийской церквей, которые поминают Епифания...
Удовлетворительно?
6 ЯНВАРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Удовлетворяют ли итоги 2019 года россиян? Смотря кого. Если гражданин принадлежит к власть имущим и ему удалось перевести за бугор еще пару миллиардов, украденных из средств, собранных с налогоплательщиков, то почему нет? И даже если деньги вывез честный российский бизнесмен, которому надоело платить дань силовикам, и он решил перенести свой бизнес в Европу, то он тоже может быть доволен. Отток капитала из России в частном секторе в январе-июле 2019 г., согласно оценке ЦБ РФ, вырос более чем в 1,6 раза по сравнению с аналогичным периодом 2018 г. до 28 млрд. долларов. Во второй половине года отток капитала из России продолжился.
Итоги года. Я/МЫ
4 ЯНВАРЯ 2020 // АНТОН ОРЕХЪ
Жанр ежегодного итогового текста похож на жанр итоговой речи за новогодним столом, когда семья или друзья говорят о том, чего достигли, что пережили, преодолели, сделали или не смогли сделать, — и выражают уверенность, что в следующем году что-то обязательно изменится к лучшему, наладится, а все плохое останется навсегда в году уходящем.Не так часто мы потом вспоминаем эти слова. Новые дни, новые заботы. Иллюзии быстро развеиваются, хотя всегда есть и что-то приятное в нашей жизни! Я вот ради интереса пробежался по своим же прежним текстам — и не только своим. Они, с одной стороны, полны фраз типа «как это все достало», как страна и народ подходят к пределу терпения, как власть всё больше шатается из стороны в сторону, как всё ближе перемены и всё явственнее в воздухе запах свободы.
Год рассерженных людей
3 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2019 год стал годом рассерженных людей, выражавших свой гнев разными способами. Людей, не вписавшихся в глобальный мир или ощущающих себя на его глубокой периферии, обладающих невысоким социальным капиталом и не доверяющих политическим элитам и мейнстримным медиа. В Великобритании это были выборы. Рассерженные люди голосовали за «Брэксит» вопреки мнению лондонских интеллектуалов, выступавших за сохранение членства страны в объединенной Европе. Если взглянуть на электоральную карту Англии (без Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии), то она почти вся синяя — в цветах консерваторов, которые перехватили лозунги «брэкситеров».
Зима патриарха. Бесконечная
3 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В канун 2019-го Владимир Путин назвал успешное испытание гиперзвукового планирующего блока «Авангард» наилучшим подарком российскому народу. Традиция, похоже, прижилась. Уже в этом году итоговая коллегия Минобороны, в которой участвовал главный начальник страны, разительно отличалась от предпраздничных встреч Путина с чиновниками, отвечающими за другие сферы — за экономику, за социалку. Выяснилось, что национальные проекты не реализуются, модернизация здравоохранения сделала медицинскую помощь недоступной, а в области образования страна откатилась на сороковые места международных рейтингов. Но подведомственному населению не стоит переживать.