Хозяева страны
18 января 2020 г.
Толстой сожалеет о вине журналистов
27 ЯНВАРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

В России большая радость. Между нацистом Петром Толстым, который по совместительству служит вице-спикером России, и Александром Бородой, который служит президентом Федерации еврейских общин России, 26 января 2017 года случилось рукопожатие. Межнациональный и межконфессиональный мир восстановлен, погромы временно отменяются. Ура.

Этому счастливому событию предшествовали следующие обстоятельства. Сначала Петр Толстой, защищая от врагов государства и православия процесс передачи Исаакия в ведение РПЦ, сообщил, что протестуют против этого богоугодного дела потомки тех, кто «выскочил из-за черты оседлости с наганом в 17-м году», чтобы разрушать наши храмы. Поскольку ничего иного, кроме махрового антисемитизма и оголтелого нацизма, усмотреть в данной реплике было решительно невозможно, вынуждены были отреагировать не только те, кому нацизм отвратителен, но и те, кому это положено по работе. В их числе был и президент ФЕОР, Александр Борода, осудивший высказывание Толстого.

Кроме Бороды, тем, что вице-спикером парламента России служит антисемит, возмутились посол Израиля (правда, довольно вяло), а также несколько депутатов Кнессета (довольно бурно). Поскольку у начальства на Толстого были и есть некоторые внешнеполитические виды – его хотят сделать главой российской делегации не только в ПАСЕ, но и в ЕС – наложенную им кучу решили прикрыть газеткой.

И Толстой решил с евреями помириться, объяснив главе ФЕОРа Александру Бороде следующее: «У нас есть уникальный опыт межконфессионального мира, и я очень сожалею, что по вине недобросовестных журналистов, которые мне приписали некоторый набор понятий, вся эта шумиха была поднята». Извинение – это нравственный акт, который начинается с признания своей вины. Толстой своей вины не признал, возложил ее на «недобросовестных журналистов», которые ему «приписали». Собственно, к Толстому после его слов про черту оседлости вопросов быть не может. Нацист — это диагноз, от которого избавляются долго и мучительно, а, как правило, не избавляются вовсе.

Больше вопросов к Александру Бороде и к возглавляемой им организации. Сегодня ФЕОР – самая крупная и влиятельная еврейская организация в России. Борода – член Общественной палаты РФ. Но так было не всегда. С 1996 по 2001 год ведущей, наиболее эффективной и влиятельной еврейской организацией страны был Российский еврейский конгресс (РЕК), возглавляемый сначала Владимиром Гусинским, затем Леонидом Невзлиным. С приходом Путина у РЕК начались проблемы. Арест, а затем эмиграция Гусинского, а потом и отъезд из России Невзлина вследствие преследований по политическим мотивам, резко ухудшили положение РЕК. Путин с первых шагов недвусмысленно поддержал ФЕОР как организацию, альтернативную РЕК. Главным раввином России по версии ФЕОР был избран представитель любавичских хасидов Берл Лазар, которого Путин немедленно ввел в Совет по взаимодействию с религиозными организациями при президенте РФ, а главный раввин России по версии РЕК Адольф Шаевич был соответственно оттуда выведен. Берл Лазар был назначен членом Общественной палаты РФ, получил эфир федерального ТВ и в целом позиционирован как главный в России по евреям. РЕК, который был в конце 90-х – начале 2000-х признан Кремлем «гнездом оппозиции», всухую проиграл «иудейскую войну» и был оттеснен полностью лояльным к власти ФЕОРом на вторые роли.

Путинской зачистке подверглись все без исключения институты государства и гражданского общества. Поле еврейских организаций не стало исключением. РЕКу еще повезло, что он вообще сохранился. В СМИ, например, зачистка была куда более свирепой.

Понять Александра Бороду, который от имени евреев России пожимает руку антисемиту Толстому, несложно. У него наверняка есть масса благородных резонов, объясняющих эту стыдобу. Так же, как в свое время наверняка были благородные резоны у редактора «МК» Павла Гусева, пожимавшего руку министру обороны Грачеву, которого в то время прямо называли заказчиком убийства журналиста «МК» Дмитрия Холодова, да и сейчас называют.

Нацист Толстой завершил свое примирение с президентом ФЕОР Бородой словами: «Надеюсь, что вы правильно поймете». Борода, естественно, понял правильно. Как еще раньше правильно усвоил значение русской пословицы «стыд не дым – глаза не выест». Потеря лица в путинской России – это неплохой бонус. Без лица намного удобнее.


Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС














  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Время в котором стоим
15 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».