Россия ощетинилась и внутрь, и наружу. Рычит и огрызается
22 АВГУСТА 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Весьма характерный эпизод случился в минувшую среду на пресс-конференции в Хельсинки, которая состоялась по итогам двусторонней встречи главы Финляндии Саули Ниинистё и президента России Владимира Путина. Местный журналист после комментария г-на Путина о протестах в Москве (во второй раз напомнил про «казус Митрохина», сказал, что полиция действовала в рамках закона, а в Европе еще хуже бывает) позволил себе заметить, что «протесты в Москве свидетельствуют о несоблюдении Россией правил Совета Европы». Ответ на эту реплику содержал в себе элемент шантажа. «Россия может обойтись и без участия в этой организации, — хладнокровно заметил Владимир Путин, — и тогда россияне не смогут обращаться в ЕСПЧ. Что касается нашей работы в Совете Европы. Мы туда не рвемся. Если нас там не хотят видеть, мы готовы обойтись без этого». Ну, дескать, плевать мы хотели на ваш Совет Европы. Нас тут на днях позвали обратно в G-7, так мы пока думаем над этим предложением. В принципе мы и без этих ваших либеральных форматов прекрасно живем... Вот, закончили прокладывать нитку трубопровода «Северный поток-2» по участку финской акватории. Легла как влитая, несмотря на все нарушения нами правил Совета Европы.

Надо сказать, что экспортная путинская риторика как бы заимствована из опыта общения его же пропагандистов и чиновников с подведомственным населением. Используется один и тот же нехитрый полемический прием. Мы несем полную чушь, перевираем факты, делаем абсурдные выводы, и нам плевать, что вы думаете по этому поводу. Мы вообще могли бы просто молчать, а рот открываем просто затем, чтобы вы уж совсем в панику не впали… А так, в принципе, и суды могли бы обойтись без мотивировочной части, и следственные органы без какого-либо формального обоснования выдвигаемых обвинений, и Путин не обязан вам ничего растолковывать… Не нравится, что с вами общаются через губу? А нам плевать! Скажите спасибо за то, что внутри мы отчасти еще соблюдаем какие-то формальности, а снаружи делаем вид, что пытаемся все это объяснить.

EPA/TASS

Давайте на секунду представим себе, что тот самый финский журналист оказался чуть более дотошным и спросил бы российского лидера: «Вам кажется, что урна, коснувшаяся пятки полицейского, пластиковый стаканчик, летящий в сторону цепи ОМОНа и касание пластикового забрала шлема могут классифицироваться как факты нападения на сотрудников правоохранительных органов, а череда последовательных административных арестов за несуществующие проступки имеет какое-то отношение к реальному правосудию?» Уверяю вас, ни один мускул не дрогнул бы на лице российского лидера, и он все с тем же циничным хладнокровием продолжал бы скармливать аудитории какие-то бессмысленные  беспомощные словосочетания про «безусловное следование российскому законодательству» и «приверженность демократическим принципам».

Демонстративное вопиющее игнорирование реальности всеми участниками этой расправы над российским гражданским обществом – хоть силовиками-судейскими, хоть спикерами – разумеется, не изобретение этих тревожных дней. Абсурдность обвинений, помноженная на лицемерное словоблудие пропагандистов, – отличительная черта внутренней политики эпохи Путина на всем ее протяжении. Однако когда массив этого сумасшествия накрывает вас с головой, когда факты хладнокровного попрания законов и Конституции обрушиваются на вас ежедневно в течение уже довольно длительного времени, такое положение дел неожиданно создает качественно иную ситуацию и рождает новые риски. Потому что, если целые властные корпорации в лице силовиков, судей и информационной обслуги настаивают на том, что бросание в сторону ОМОНа бумажного стаканчика такое же общественно опасное деяние, как, например, удар того же сотрудника бутылкой по голове, и за него следует схожее наказание, то многие, особенно молодые люди, из этого утверждения могут сделать вполне определенные выводы. Если меня все равно посадят, то тогда уже лучше не за бумажный стаканчик. Как-то глупо и нелепо сесть за это в тюрьму.     


Фото:1. Финляндия. Хельсинки. 21.08.2019. Президент Финляндии Саули Ниинисте и президент России Владимир Путин во время встречи. EPA/Jarno Kuusinen/ТАСС
2. Russian President Vladimir Putin speaks during a joint news conference with Finnish President Sauli Niinisto (not pictured) following their talks at the Presidential Palace in Helsinki, Finland, 21 August 2019. Russian President Vladimir Putin pays a working visit to Helsinki. EPA/ALEXANDER ZEMLIANICHENKO/POOL/TASS













  • Сергей Цыпляев: Разговоры о кризисе всегда гораздо лучше продавались, чем разговоры о чём бы то ни было другом. Не думаю, что это свидетельство какого-то всеобъемлющего кризиса...

  • «Ведомости»: Заявления президента Турции призваны отвлечь внимание от наращивания турецких сил в Сирии, считают в Москве.

  • serfilatov: Судя по всему, дав такую мощную подачу в Докладе, организаторы Конференции ожидали адекватного ответа политиков...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Фантомная любовь к «Ялте»
17 ФЕВРАЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В Мюнхене прошла очередная международная конференция по безопасности, которую иногда называют военно-политическим Давосом. Настроения, царившие в эти дни в баварской столице, радужными уж точно не назовешь. Обзор состояния дел в мире, который организаторы готовят к конференции, на сей раз получил название «Westlessness», что можно перевести как «Беззападность». «Мир становится менее западным. Но что еще важнее, менее западным становится сам Запад. Это то, что мы называем "беззападностью"», — с горечью констатируется в докладе. Действительно, ныне коллективный Запад с его институтами и ценностями оказался в глубоком кризисе. 
Прямая речь
17 ФЕВРАЛЯ 2020
Сергей Цыпляев: Разговоры о кризисе всегда гораздо лучше продавались, чем разговоры о чём бы то ни было другом. Не думаю, что это свидетельство какого-то всеобъемлющего кризиса...
В СМИ
17 ФЕВРАЛЯ 2020
«Ведомости»: Заявления президента Турции призваны отвлечь внимание от наращивания турецких сил в Сирии, считают в Москве.
В блогах
17 ФЕВРАЛЯ 2020
serfilatov: Судя по всему, дав такую мощную подачу в Докладе, организаторы Конференции ожидали адекватного ответа политиков...
Россия – Беларусь. Очередной раунд взаимного шантажа
10 ФЕВРАЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В самом конце минувшей недели в Сочи прошли многочасовые переговоры между братским руководством двух братских народов. Еще за несколько дней до намеченной встречи Александр Лукашенко принялся, как мог, разогревать публику. В частности, белорусский лидер заявил, что предстоящая встреча «в верхах» – «момент истины». Почему именно так и о какой, собственно говоря, «истине» речь, Александр Григорьевич в разговоре с журналистами уточнять не стал. Просто многозначительно пыхтел и закатывал глаза – дескать, не маленькие, сами должны понимать. В Москве вели себя сдержаннее, излишнего драматизма старались избегать...
Прямая речь
10 ФЕВРАЛЯ 2020
Алексей Макаркин: Россия и Беларусь обречены быть рядом, это касается и нефтяных поставок, и привлекательности российского рынка для белорусских товаров.
В СМИ
10 ФЕВРАЛЯ 2020
РБК: ...по итогам переговоров Путин пообещал снять ограничения по допуску к транзитной трубе «Транснефти». 
В блогах
10 ФЕВРАЛЯ 2020
Михаил: Белоруссия полностью согласилась с налоговым маневром России и продолжит работать в нормальном режиме, а не на правах избалованного дитяти...
Цена союзникам России. Невысокая
3 ФЕВРАЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В ситуации, когда важнейшая внешнеполитическая инициатива США — предложения об установлении мира между евреями и палестинцами — терпит очевидное поражение, Госдепартамент добился ощутимых успехов на просторах СНГ. Глава американской дипломатии Майкл Помпео совершил весьма успешный визит в страны, числящиеся российскими союзниками и партнерами — в Белоруссию, Казахстан и Узбекистан. Хотя госсекретарь старательно воздерживался от любых выпадов в адрес России, было совершенно очевидно: стратегическая цель поездки — предложить ближайшим союзникам Москвы вариант сотрудничества без российского участия.
Прямая речь
3 ФЕВРАЛЯ 2020
Константин фон Эггерт: В американской администрации есть понимание необходимости продемонстрировать желание сдерживать Кремль на постсоветском пространстве.