Хозяева страны
19 января 2020 г.
Почему «воруют сотнями миллионов»
12 НОЯБРЯ 2019, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

kremlin.ru

Сначала ничего не предвещало. На встрече с министрами главный начальник страны благостно воспринимал доклады о непрекращающихся успехах в области дорожного строительства и вакцинации населения. Однако, когда перешли к теме диверсификации предприятий оборонно-промышленного комплекса на выпуск гражданской продукции, Путин В. В. cтал гневаться. Вспомнил воровство при строительстве многострадального космодрома «Восточный»: «Сто раз сказано было: “Работайте прозрачно. Деньги большие выделяются. Проект тоже носит практически общенациональный характер”. Нет: воруют сотнями миллионов. Сотнями миллионов. Уже несколько десятков уголовных дел возбуждено. Состоялись уже решения судов, в тюрьме люди сидят. Нет. Порядка так там до сих пор и не удалось навести как следует. Я надеюсь, что, когда мы говорим о диверсификации производства, о работе в сфере ОПК с этими средствами, с этими деньгами, всё будет выстроено должным образом. Буду просить прокуратуру, следственные органы внимательным образом за этим следить, так же как и Контрольное управление Президента. Прошу проработать все эти вопросы и наладить действенный, эффективный контроль за проведением закупок».

Главного начальника можно понять. Согласно инициированным им лично национальным проектам, на мощностях, освободившихся от производства военной продукции, предстоит изготовить гражданской продукции на 6 триллионов рублей. Причем финансироваться эта конверсия (Путин старательно избегает этого слова, помня о провалах попыток перестройки военного производства во времена Горбачева и Ельцина) будет государством. Однако громы и молнии, которые мечет Владимир Путин в коррупционеров и воров, благополучно пролетают мимо. Коррупция надежно вшита в систему самодержавной власти в России. Предыдущие хозяева земли Русской не меньше нынешнего начальника печалились из-за воровства. Вспомним хоть Николая Павловича с горечью говорившего наследнику престола: «Сашка! Мне кажется, что во всей России не воруем только ты да я». Однако что Николаю, что Путину идеальной системой руководства представляется пресловутая вертикаль власти — некая пирамида, на каждом ярусе которой расположены трудолюбивые и честные чиновники, которые денно и нощно реализуют спущенные сверху гениальные замыслы, вроде нацпроектов. Но по какой-то странной причине никак не удается подобрать нужный человеческий материал. Не успели назначить столоначальника — а он уже облагает данью подведомственный бизнес. А предприниматели, не будь дураками, и ему откаты, и себе на дачку в Ницце деньги из госсредств берут.

Проблема решается банально — реализацией права народа выбирать себе начальников и контролировать их, включая, страшно сказать, и самого главного начальника. То есть отказом от самодержавного принципа управления государством. Что невозможно для Владимира Путина, как это в принципе было невозможно для Николая I. Самодержавие же генерирует коррупцию и воровство. Взять хоть тот же космодром «Восточный».

Решение о его создании было принято в 2007 году вполне волюнтаристски — «желаю, чтоб». То, что для столь масштабного строительства на Дальнем Востоке нет потенциала (промышленных мощностей и людских ресурсов), в расчет не принималось. Тут же нашлись прохиндеи, радостно бравшиеся за освоение средств по логике «хоть день, да мой». В результате и процветало воровство. Так, на первый этап стройки космодрома был выделен 91 миллиард рублей, из которых, по данным следователей, освоили 66, а похитили 11 миллиардов. То есть фактически своровали каждый десятый рубль. Курирует строительство «Восточного» сначала в качестве вице-премьера, а теперь на должности главы Роскосмоса один и тот же человек. Один из главных отечественных патриотов Дмитрий Рогозин, человек, явно не обладающий организаторскими способностями. Но ведь он назначен самодержцем, а Путин ошибаться не может.

Нынешний проект конверсии ОПК обречен стать такой же «золотой жилой» для ворья. Год назад Путин велел разработать законодательство, которое обеспечивало бы приобретение госорганами и госкорпорациями гражданской продукции, которую будет производить ОПК.

kremlin.ru

Фактически речь идет о том, чтобы на уровне закона закрепить, сколько гражданской продукции должно произвести конкретное госпредприятие, а потом, опираясь на те же законы, заставить другое принадлежащее государству предприятие эту продукцию купить. По существу, это возвращение к плановой экономике в одном из важнейших секторов промышленного производства. Дело за малым — надо еще возродить Госплан. Чтобы искусственным образом «назначать» цены на товары и субсидировать закупку сырья. Естественно, что при такой организации — кому приказано, производит, кому приказано, покупает — следует исключить любую конкуренцию, особенно со стороны зарубежных производителей. Следовательно, военная промышленность обречена проводить конверсию в условиях жесткой автаркии.

То, что произойдет, если эти планы будут реализованы, предсказать не так уж сложно. Включится процесс «внутреннего» потребления ресурсов и финансов, когда не растет ни производительность, ни качество. Деньги будут выплачивать за продукцию, которая никому не нужна. Когда потребитель не может отказаться от продукта, никаких технологических прорывов, понятное дело, произойти не может. Производитель совершенно не заинтересован в применении более совершенных технологий. Ведь у покупателя нет шансов отказаться от покупки. А качество и соответствие мировым стандартам оцениваются ведомственной комиссией. Понятно, что все участвующие стороны будут стимулировать это вранье многомиллионными взятками. Это прямой путь к повторению кризиса перепроизводства в сфере военной промышленности, который и добил некогда советскую экономику.

И вот что любопытно. Несколько человек, сидевших на совещании у Путина, отлично все это понимают. Но ни один не рискнул сказать, что только что главный начальник начертал прямую и ясную дорогу к разворовыванию 6 триллионов, которые он так хочет потратить с умом…


Фото: kremlin.ru












  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Время в котором стоим
15 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».