Итоги года
26 июня 2022 г.
Итоги года. Политика в год пандемии
4 ЯНВАРЯ 2021, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ТАСС

2020 год стал одним из самых бурных и непредсказуемых для российской политики. Последствия принимаемых решений оказались иными, чем предполагали их авторы.

Год начался с двух громких событий. Первое – отставка правительства Дмитрия Медведева, которое не справилось с задачей выхода на ощутимый для населения экономический рост. Кроме того, сильнейшим ударом по популярности и премьера, и кабинета в целом стало повышение пенсионного возраста в 2018 году. Слабая протестная активность по этому поводу не означала легитимации этого решения – просто люди пришли к выводу, что выход на улицу ничего не изменит, но может сильно испортить жизнь тем, кто «высовывается». Недовольство ушло вглубь, но не исчезло.

Новый кабинет Михаила Мишустина должен был заняться реализацией буксовавших национальных проектов и повышением темпов роста ВВП. Однако уже в марте в Россию пришла пандемия, что принципиально изменило ситуацию – сейчас рост ожидается только в 2021 году, да и то он будет восстановительным. Поэтому главной задачей правительства стала борьба с пандемией в чрезвычайной ситуации – когда во время первой волны пришлось в кратчайшие сроки высвобождать все новые больничные корпуса, а перед второй строить временные госпитали.

Начало года ознаменовалось также вторым событием – внесением поправок в Конституцию, причем первоначальные планы также оказались серьезно пересмотрены. Первый, январский, пакет поправок был призван оформить транзит, то есть передачу власти действующим президентом – его задачей стало снижение «цены вопроса» при определении кандидатуры преемника. Будущий президент лишается возможности после перерыва избираться на третий и четвертый сроки. Кроме того, усиливалось влияние Госдумы на правительство: депутаты получали возможность утверждать кандидатуры вице-премьеров и министров. Тогда же предметно встал вопрос о том, куда уходит действующий президент – и в Конституцию было внесено положение о Госсовете, в котором стали видеть чуть ли не новое Политбюро (хотя в Политбюро по определению не могут входить 85 глав регионов). В экспертном сообществе стали обсуждаться два варианта «площадок» для ухода президента – Госсовет и Совет безопасности, а также их возможное совмещение.

Затем на первый план, тоже пока еще в рамках транзита, вышла другая проблема – необходимо дать следующему президенту достаточно полномочий, чтобы держать под контролем элиту и субэлитные группы в условиях, когда опоры на сверхвысокий рейтинг может и не быть, а неформальные правила игры могут работать существенно хуже. Началось «накачивание» президента новыми полномочиями: и назначение генпрокурора, и общее руководство правительством, что снижает самостоятельность премьера, и расширение президентской квоты в Совете Федерации. Тогда же появились инициативы положения, закрепляющие систему гарантий экс-президентам – пожизненное сенаторство и процедура импичмента, списанная с аналогичной процедуры в отношении действующего президента.

Затем произошло неожиданное – перед финишем процесса внесения поправок последовало заявление президента против двоевластия (это страшное для российской политики слово, напоминающее о 1917 или 1993 годах), что сняло с повестки вопрос о его уходе в Госсовет. А буквально в последнюю минуту Валентина Терешкова озвучила поправку об обнулении, что остановило транзит и дало Путину широчайшие возможности для маневра – его правление может быть продлено до 2036 года. Хотя ранее президент несколько раз и лично, и через пресс-секретаря давал понять, что не собирается использовать конституционную реформу для продления собственных полномочий.

Причины такого разворота не совсем ясны. На продолжавшуюся полтора месяца многоходовую комбинацию такое развитие событий совсем не походило. Непосредственно перед выступлением Терешковой мейнстримным был совсем другой вариант – без обнуления, но с проведением досрочных думских выборов (его даже успел озвучить Александр Карелин). Вполне возможно, что не удалось выработать формат транзита, который бы исключал «двоевластие» и при этом сохранял бы за ушедшим со своего поста президентом реальный контроль над политическими процессами. Кроме того, при соблюдении прежних правил позиции президента объективно слабели бы с приближением 2024 года, когда он должен был покинуть Кремль – теперь эта тема потеряла актуальность.

Похоже, что тема транзита с повестки полностью не снята – свидетельством этого является ускоренное принятие законов о пожизненном сенаторстве и импичменте экс-президентам в соответствующие поправки (при полной потере актуальности их можно было бы не включать в число первоочередных законопроектов). Однако эти положения не решают главного вопроса – о системе власти в случае, если сценарий преемничества все же будет реализован. Возможно, в России наблюдают за опытом Казахстана, где двоецентрие пока не привело к конфликтному двоевластию (но там Нурсултан Назарбаев имеет официальный статус лидера нации как основатель современного Казахстана – Путин таким основателем не является).

Плебисцит, на котором поправки были одобрены, отложили из-за пандемии, но все же провели летом. Казалось, крупных изменений в последующие месяцы не произойдет, а дело ограничится принятием федеральных законов в поправки, а также началом неспешной подготовки к думским выборам. Однако реальность оказалась иной. Реакционные мероприятия последнего времени – от закона о физических лицах-иноагентах до законопроекта об уголовной ответственности за блокирование транспортных путей (включая помехи для передвижения пешеходов!), от закона о возможности блокировки Facebook и YouTube до попытки поставить под госконтроль просветительскую деятельность – столь многочисленны, что непросто разобраться в причинно-следственных связях. Не «вообще» (активизация оппозиции плюс фобии перед внешними угрозами вызывают реакцию), а в связи с конкретными действиями.

Если посмотреть внимательно, то прошлогодние протесты оппозиции в Москве не привели к процессу о массовых беспорядках за отсутствием оных (нельзя же к массовым беспорядкам отнести брошенный стаканчик, дергание за рукав правоохранителя или недополученную из-за демонстрации прибыль ресторатора). Поэтому была разморожена «дадинская» статья УК, по которой дали реальный срок Константину Котову и условный – Юлии Галяминой. То есть борьба с оппозицией проходила в рамках существовавшей законодательной базы.

А потом случились хабаровские и белорусские протесты (и те, и другие – неожиданно, во внешне спокойной ситуации), помноженные на победу Байдена на президентских выборах в США. И уже после этого началось быстрое расширение законодательной базы за счет давних силовых и околосиловых «хотелок». Аргументы о том, что ситуация в стране спокойная, рейтинги власти высокие и слишком пережимать не стоит стали уязвимыми на фоне белорусского протестного «взрыва». Мнение, что так называемый «глубинный народ» полностью аполитичен и лоялен власти, столкнулось с массовыми многомесячными выступлениями в Хабаровске в поддержку «своего» губернатора Сергея Фургала, арестованного по обвинению в причастности к убийствам.

Тем более что внутренние протесты уже давно представляются российской власти результатом внешнего заговора — и раз уж при Дональде Трампе закачалась Беларусь, то что будет при Джо Байдене, с которым в правящей элите России связывают украинский Майдан? Так что приход в Белый дом Байдена рассматривается как серьезный риск, реакция на который носит жесткий и превентивный характер, особенно накануне думских выборов. Последствия отравления Алексея Навального на этом фоне лишь усиливают общий негатив, стимулируя новые меры по борьбе с оппозицией и противодействия западному влиянию – и увеличивают накал противостояния России и Запада (в условиях обострения отношений с Германией, которая исторически считалась главным партнером России в Европе и к тому времени в наименьшей степени испортила с ней отношения).

В следующем году предстоят думские выборы, которые власть хотела бы сделать максимально управляемыми и предсказуемыми, памятуя о том, что не только президентские, но и парламентские выборы могут привести к резкому росту политической турбулентности вплоть до революционного сценария (примером являются события в Киргизии, приведшие к смене президента и правительства). Многое будет зависеть от социально-экономической ситуации в условиях прогнозируемого выхода из пандемии – россиян большая политика интересует существенно меньше, чем зарплаты, пенсии и работа. Неопределенность сохраняется.

 

Автор — первый вице-президент Центра политических технологий.

Фото: ТАСС/ Денис Вышинский












  • Максим Блант: Если суммировать итоги года, то самый неожиданный итог состоит в том, что коронавирус не закончился.

  • «Московский комсомолец»: Враг снаружи, и мы отлично подходим на его роль…

  • Глеб Яровой: Я думаю, это план на 2022 год (ну точно не позднее марта 2024 г.) - лишать гражданства за политические вщгляды. Можно даже автоматизировать процесс...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Итоги-2021. Аресты, аресты, аресты — и ликвидации
11 ЯНВАРЯ 2022 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
Прошлый год никак нельзя назвать скучным, события развивались динамично, правда, не в очень оптимистичном направлении. И на этот раз не только для независимых журналистов и оппозиционных политиков, но и для российских элит. Арест после неудавшегося побега Марины Раковой, вице-президента Сбербанка, бывшей замминистра просвещения, а затем и задержание ее мужа, разлученные с родителями маленькие дети — это новый уровень жестокости власти против своих же.
Итоги - 2021. Быть от России независимым либо дружественным. Вот в чем вопрос
9 ЯНВАРЯ 2022 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Начать надо за здравие, а за упокой, как водится, потом. Так вот, 2021-й, впрочем, как и 2020-й, был для постсоветского пространства, хотя бы для одной его части, ошеломительно удачен. Конечно, я имею в виду Туркмению. Только туда, в этот Аллахом спасаемый уголок мирового пространства, как нам сообщают, вот уже второй год, благодаря отчаянным пассам местного Аркадага (Покровителя по-туркменски), никакой штамм вражеского ковида так ни разу не залетел. Мы привыкли с жалостью относиться к городским сумасшедшим, может показаться, что и к мировому сумасшедшему так тоже можно. Но тут другое, этот людей травит и мучает уже 15 лет, а миру все нипочем…
Итоги 2021. Итоги окаянного года
9 ЯНВАРЯ 2022 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Радикальная зачистка страны: Навальный в тюрьме, его штабы и «Открытая Россия» МБХ ликвидированы, оба «Мемориала» уничтожены, «Яблоко» самоубилось, выборов больше нет. Кремль грозит войной и предлагает Западу капитулировать. Это все – подготовка. К чему? Ответ дает понимание того, к какому агрегатному состоянию вещества относится В.В. Путин. 2021 год – легкая добыча для подведения итогов. Все очевидно. Худший год для нормальных людей, год триумфа для подонков. Попробуем заглянуть за фасад этой очевидности и понять, что за процессы идут во власти и в обществе и к чему Путин готовит Россию. Об этом и о главном выводе, который можно извлечь из событий этого года, я скажу в конце.
Уроки 2021. «Не надо думать! С нами тот, кто все за нас решит»
8 ЯНВАРЯ 2022 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Что принес нам 2021 год? Обычно авторы пишут об инфляции, о падении жизненного уровня простых граждан. О том, что историческая память народа власть предержащими целенаправленно уродуется и искажается. Из страны выдавлены миллионы критически мыслящих. Зато в редакциях российских СМИ музыку заказывают приспособленцы и негодяи. Многие наши сограждане уже пребывают в страхе и боятся выказывать свое отношение к авторитарной власти, к произволу силовиков и противоправным приговорам российских судов. Все это так, хотя, объективно, уровень доверия россиян к авторитарной власти упал и продолжает снижаться. В России неизбежно наступит время радикальных перемен.
Итоги-2021. Нисхождение во мрак
7 ЯНВАРЯ 2022 // ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО
Ничто явленное однажды не исчезает из мира. Это наглядно видно в России на событиях последнего времени. Уровень насилия, произвола и абсурдности происходящего в нашем социуме во многом напоминает обстановку позднесоветских лет. Налицо, впрочем, лишь сходство в атмосфере, в некоторых методах подавления инакомыслия. Нет в стране царящей коммунистической Идеологии с ее всепроницаемым цинизмом, превращавшим общество в царство мертвых. Однако когда умные головы говорят нынче, что мрак, обрушившийся на российское общество, достиг предела и вот-вот рассеется, они явно выдают желаемое за реальность.
Итоги - 2021. Интервью с собой
6 ЯНВАРЯ 2022 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Иногда на острые ответы решается только внутреннее «я».– Давайте о традиционном. Так каковы итоги? – Положим, про итоги все и так догадываются. Но я вам скажу такую вещь: в середине 90-х я спорил со своим товарищем, который прямо входил в самое горнило российской власти, причем не просто входил, а со своей идеей строительства нового государства. Я не хочу сейчас называть его фамилию, но только чтобы не переключать внимание на личность. Главное, о чем был спор. На мой взгляд, и я ему об этом говорил, уже тогда началось скольжение от высокой планки ожиданий, порожденных антикоммунистическим переворотом августа 1991 года, куда-то вниз. И в принципе все с этим наблюдением соглашались...
Итоги - 2021. Россия – Украина – США: ультиматум или запрос?
5 ЯНВАРЯ 2022 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Проблема России, влияющая на принятие как стратегических, так и в определенной степени тактических внешнеполитических решений, в том числе и по украинскому вопросу, заключается в разрыве между официальными приоритетами и общественными настроениями, который будет усиливаться в связи со сменой поколений. И ситуация в российском обществе отличается как от Востока, так и от Запада. В Китае и Индии очевиден взлет национализма, оформившийся, соответственно, при Си Цзиньпине и Нарендре Моди. Основой национализма в этих странах является экономический рост, в числе бенефициаров которого – образованная молодежь, ориентированная на ценности самореализации и при этом укрепление позиций своей страны в мире.
Итоги-2021. Что было, что будет и чем сердце успокоится?
4 ЯНВАРЯ 2022 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ? Ничем не успокоится. Впереди у нас испытания, сравнимые с Великой отечественной, предотвратить их мы не можем. Но мы можем пройти их достойно, сохранив самоуважение и внутреннюю свободу. Если это нам удастся, то после того, как все рухнет — а никто не знает, когда это произойдет, но точно произойдет в обозримом будущем, — есть шанс построить новую страну. Или, точнее, вернуться на тот магистральный путь человеческого развития, с которого нас столкнули в 1917-м, а потом еще раз в нулевые. Если у кого есть возможность заказать другого Деда Мороза, буду очень признателен. С Новым Годом!        
Итоги-2021. Взлетаем в пропасть
3 ЯНВАРЯ 2022 // АНТОН ОРЕХЪ
Обычно под конец года не только подводят итоги – веселые и не очень, – но и выражают надежду на лучшее, на приятные новости, на то, что плохое уйдет, а хорошее наступит. Я тоже так делаю обычно. Но не в этот раз. Нет ни капли оптимизма и ни одной позитивной мысли в преддверии наступающего 2022 года.   Уходящий год простился с нами ликвидацией «Мемориала». В том, что его ликвидируют, у меня не было ни малейших сомнений. Когда Путин достал на СПЧ справочку, что среди миллионов имен реальных жертв репрессий в списки «Мемориала» попали (по ошибке, которая к тому моменту уже была исправлена!) три пособника нацистов – стало всё ясно.
Итоги-2021. Отделение для буйных
2 ЯНВАРЯ 2022 // НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ
Может быть, когда-нибудь и даже скоро мы будем вспоминать уходящий 2021 год с грустной ностальгией: как-никак войны нет, быт все ещё буднично стабилен. Но сейчас прощаемся с ним совершенно без сожалений. Ничего хорошего не вспомню. Пандемия началась раньше, но как-то укрепилась. Вроде бы и репрессии не сейчас начались, но стали более массовыми и какими-то уже нездорово привычными. Что точно изменилось – это стилистика режима, по-видимому, он достиг молочно-восковой спелости. Исчезло ощущение стыда, на все стало плевать, и внутри, и вовне – гори все ясным пламенем.